Юрадрес – по месту жительства учредителя: продажу фирмы можно закрепить в ЕГРЮЛ
© anekdotov.net

"Прикопавшись" к отсутствию вывески фирмы на жилом доме, регорган отказал в замене участника. Суды сочли это незаконным.

Гражданка Б. являлась единственным учредителем и руководителем ООО. В определенный момент её 100%-ная доля в УК организации была продана гражданке Р. Всё было оформлено через нотариуса, он и направил заявление о внесении изменений в ЕГРЮЛ.

Нет вывески над окнами квартиры

Регистрирующий орган не спешил фиксировать в реестре замену учредителя. Для начала ИФНС решила провести проверку, в ходе которой пришла к выводу о недостоверености адреса. На такую мысль сотрудников ИФНС натолкнуло посещение места, указанного в ЕГРЮЛ в качестве юрадреса ООО. Там находился 9-этажный многоквартирный жилой дом, и никаких вывесок, свидетельствующих о нахождении там ООО, не было. В квартиру, указаную в юрадресе, проверяющим попасть не удалось, но они решили, что офиса там быть не может.

Гражданка Б. объяснила, что данный адрес – это её место жительства, и она не возражает против размещения там ООО. Она является собственницей 50%-ной доли в указанной квартире. В регистрирующий орган был представлен также договор безвозмездного пользования помещением. Все это, как известно, абсолютно законно.

Не ходите, девки, замуж

Однако показания гражданки Б. регорганом приняты не были, поскольку, как выяснилось, подписаны они были другой фамилией. Ведь где-то в процессе Б. ее сменила – ранее Б. была гражданкой У. Видимо, вышла замуж или наоборот развелась – подробности материалы дела не содержат. И по ошибке под показаниями, данными регистрирующему органу, поставила свою старую фамилию.

Когда Б. обратилась в суд в качестве истца, суды двух инстанций её поддержали (дело № А42-9911/2019). Во-первых, в заявлении, которое подавалось в регистрирующий орган в связи со сменой участника, никакого адреса написано не было. Во-вторых, не повод для чиновников не принимать пояснения, поскольку инспекция вполне могла идентифицировать личность Б., несмотря на ошибочное указание ею предыдущей фамилии.

А раньше куда смотрели?

Суды же приняли эти пояснения всерьез. Б. является собственницей помещения и подтвердила свое согласие на использование своего адреса в качестве юрадреса ООО. Кстати, он был внесён в ЕГРЮЛ ещё при регистрации организации 4 года назад, и никаких вопросов по этому поводу у инспекции тогда не возникло.

Суды напомнили, что если бы адрес был признан изначально недостоверным, о чём в реестр была бы внесена соответствующая запись, и организация в течение 6 месяцев не исправила бы недочёт, то инспекция имела бы право ликвидировать фирму. Бездействие регистрирующего органа, не принимавшего меры по ликвидации, не может быть восполнено путем отказа во внесении в ЕГРЮЛ изменений в отношении достоверных сведений, указал суд.

Паранойя

А ведь выводы регистрирующего органа были далеко идущими. В частности, инспекторы решили, что выход Б. из состава участников совершается с противоправными целями, ради освобождения реального учредителя от последствий его деятельности. Также Б. обвинили в намерении причинить ущерб бюджету РФ путем привлечения номинальных руководителей к формальному документообороту, позволяющему заинтересованным лицам уменьшать суммы налогов к уплате в бюджет.

Суды указали, что все эти выводы носят исключительно предположительный характер и не подкреплены никакими надлежащими доказательствами. В итоге отказ в госрегистрации изменений был признан абсолютно незаконным.

Данное дело привела ФНС в своем обзоре судебной практики по делам с участием регистрирующих органов, но служба об обстоятельствах проигранного ею дела, как всегда, сообщила "со своей колокольни" (письмо от 30.10.2020 № КВ-4-14/17869@).

О двух других спорах, попавших в обзор, мы уже рассказали ранее – о том, как государство обокрало ребенка: наследник не принял долю в ООО, так как предполагался ее переход к самому ООО и выплата действительной стоимости. Суды решили, что доля отходит стране. Еще один спор – о том, как после исправления недочета в заявлении на смену директора фирма нарвалась на проверку, вследствие которой была записана в число крайне подозрительных. Суды не помогли.