В понедельник комитет по кредитным организациям должен рассмотреть законопроект «Об электронной подписи».

Он должен подтолкнуть реализацию давно буксующего проекта по созданию электронного правительства. Тем не менее у специалистов есть опасения, что и в новом виде документ не облегчит жизнь тем, кому сейчас приходится проходить бюрократические лабиринты.

Законопроект об электронной подписи был внесен в парламент группой депутатов-единороссов во главе с вице-спикером Госдумы Олегом Морозовым тольков конце декабря. То, что от его внесения до рассмотрения колмитетом не прошло и месяца, свидетельствует, что и депутаты, и правительство придают документу большое значение. И надеются, что вторая попытка окажется удачнее первой.

Позади Европы всей

По словам одного из авторов законопроекта, председателя комитета Госдумы по финансовому рынку Владислава Резника, принятый восемь лет закон «Об электронной цифровой подписи» содержит концептуальные и юридико-технические недостатки, которые не позволили обеспечить правовые условия, необходимые для широкого применения электронной цифровой подписи.

Как сказано в пояснительной записке к документу, вопреки сложившейся мировой практике закон допускает использование единственной технологии электронной цифровой подписи (основанной на так называемой технологии ассиметричных ключей подписи), делает необходимой единую иерархическую систему удостоверяющих центров, а также обязывает применять сертифицированные средства электронной цифровой подписи. Все это сильно усложняе жизнь "подписантам". К числу недостатков закона относится и то, что он не допускает электронную цифровую подпись юридических лиц.

Неудивительно поэтому, что по состоянию на февраль 2007 года количество действующих в России сертификатов ключа подписи составляло всего 200 тыс. ед., а число удостоверяющих центров – более 300. Таким образом, процент лиц, использующих ЭЦП в России, как подсчитали в правовом управлении Президента, не превышает 0,2%, а среднее число сертификатов ключей подписи, выданных удостоверяющим центром – не более 700. То есть ЭЦП использовали преимущественно в корпоративных информационных системах.

В то же время, по данным Института Фраунхофера по открытым коммуникационным системам, по состоянию на 2005 года (т.е. через 5 лет после принятия соответствующей Директивы) в Европе использовали усиленные электронные подписи до 70% населения.

Тормоз для прогресса

Но самым досадным моментом для представителей властей стало то, что отсутствие широкого применения электронной подписи тормозит создание «электронного правительства».

В июле прошлого года на заседании президиума Госсовета в Петрозаводске президент Дмитрий Медведев заявил о необходимости скорейшей реализации проекта по созданию «электронного правительства», который должно значительно улучшить качество государственных услуг, повысить эффективность работы органов власти и конкурентоспособность отечественного бизнеса. Тогда за слишком медленное внедрение проекта досталось почти всем министерствам.

Кроме того, уже 20 июня этого года для осуществления процедуры размещения госзаказов с помощью электронных аукционов все заказчики и поставщики должны быть "вооружены" электронными цифровыми подписями (ЭЦП). «У заказчиков и предпринимателей еще есть время получить их», – заявлял начальник управления контроля госзаказа ФАС Михаил Евраев. Но для этого Госдума должна поторопиться с принятием нового закона.

Возможности для идентификации

Депутатский законопроект должен решить все эти проблемы. Проект содержит определение электронной подписи, в котором закреплен основной признак, присущий всем видам электронной подписи – «возможность использования подписи для идентификации подписавшего информацию в электронно-цифровой форме физического или юридического лица».

Также выделяются три вида электронной подписи: простая, усиленная и квалифицированная электронная подпись. Например, если электронная подпись отвечает одновременно трем условиям (однозначная связь с подписывающим лицом; использование средств, которые подписывающее лицо способно сохранять под своим контролем; обеспечение неизменности подписанного электронного документа или возможности обнаружить факт внесения изменений в электронный документ после его подписания), то она будет называться называется усиленной электронной подписью. По общему правилу, устанавливаемому законопроектом, «информация в электронно-цифровой форме, подписанная усиленной электронной подписью, признается электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью».

Электронная подпись, не являющаяся усиленной, признается простой электронной подписью. Ее отличительным признаком является то, что она только указывает на лицо, подписавшее информацию, и не позволяет установить неизменность подписи и подписанной информации после подписания.

В простоте – сила

В свою очередь эксперты полагают, что порядок применения электронной подписи должен быть максимально упрощен. По мнению старшего юриста аудиторской компании "Грант Торнтон" Тамары Сивак, нужно, чтобы электронная почта с именем отправителя принималась как документ с электронной цифровой подписью.

«Простой е-мейл должен быть э.ц.п, тогда электронная подпись получит широкое распространение и возможность правового применения. До сих пор для заверения электронного документа как части современной электронного документооборота требуется специальное нотариальное заверение. Но даже и в этом случае суды не всегда признают это равноценным документом. Это и есть основной сдерживающий фактор развития э.ц.п.», - заявила Тамара Сивак.