Согласно данным Минэкономразвития, темпы роста реальной заработной платы в первом квартале 2007 года почти в два раза превысили темпы роста производительности труда. Эксперты полагают, что происходящее – свидетельство явного перегрева на рынке труда, Минздравсоцразвития обвиняет компании в том, что там не работают над ростом производительности, а в РСПП уверены, что причиной является предвыборный рост зарплат в бюджетном секторе.

Согласно опубликованному вчера мониторингу МЭРТа о ситуации в экономике за четыре месяца 2007 года, основные тенденции на рынке труда в целом не изменились. По-прежнему растет средняя зарплата – в апреле она составила 12 510 руб. (рост по сравнению с апрелем 2006 года на 28%). Остаются стабильными высокие темпы ее роста по большинству видов экономической деятельности. Однако по сравнению с данными 2006 года, ранее не слишком значительный отрыв роста производительности труда от роста зарплат стал угрожающим.

Согласно данным МЭРТа, если в январе–марте 2006 года рост зарплат составлял 8,5%, а темпы роста производительности труда – 6,1%, то в январе–марте 2007 года отрыв зарплат от производительности увеличился почти вдвое. Зарплаты за I квартал выросли 15,5%, темпы роста производительности труда повысились незначительно – до 7,8%.

В Минздравсоцразвития вчера назвали такое соотношение "тенденцией", однако не верят, что отрыв столь высок. "Превышение темпов есть, но не в два раза",– заявил Ъ замначальника департамента трудовых отношений Минздравсоцразвития Игорь Ильин. Впрочем, назвать оценки министерства господин Ильин не смог: "Раньше этим серьезно занимался Минтруд, теперь у нас такие расчеты не ведутся". Чиновник винит в такой диспропорции работодателей. "Думаю, что это связано с тем, что сами предприятия не считают свою производительность труда, а просто повышают зарплаты. Когда ведутся переговоры при подписании отраслевого соглашения, за основу закладываемого роста зарплат берется индексация и рост зарплат бюджетников",– отмечает Игорь Ильин.
В РСПП в то, что зарплаты растут вдвое быстрее, чем производительность труда, тоже не верят. "Могут быть отдельные квартальные колебания",– считает руководитель департамента соцполитики Р
СПП Федор Прокопов. В целом, по его словам, среди факторов такого непропорционального роста зарплат и производительности – "решение государства повысить зарплату бюджетников". Например, по его мнению, повышение в начале 2007 года зарплаты бюджетников на 15%, уже, видимо, дало результаты в виде пугающих данных МЭРТа. "Эхо от принятия решения по повышению МРОТ в сентябре также будет большим",– отмечает он. Впрочем, господин Прокопов не отрицает, что "результаты деятельности компаний позволяют повысить зарплату". Однако, по его словам, повышение не может быть бесконечным: "Предел определяет доходы компании".

Эксперты связывают происходящее с явным перегревом на рынке труда, с "гонкой зарплат, которая приводит к дефициту кадров" и – политической ситуацией. "Приближаются выборы, государство стремится всех осчастливить, выборы подгоняют рост зарплат",– говорит директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир Гимпельсон. Эксперт отмечает, что в любой развитой экономике есть механизм сдерживания роста зарплат. В англосаксонских странах есть конкурентный рынок труда, в европейских экономиках – сильные ассоциации работодателей, которые стараются сдерживать рост зарплат. "У нас таких механизмов нет и рост зарплат выходит из-под контроля",– убежден Владимир Гимпельсон.

Ведущий экономист Центра экономических и финансовых исследований Ирина Денисова указывает на последствия этой тенденции: "Потенциальная угроза таких диспропорций – рост инфляции". А Владимир Гимпельсон говорит о неконкурентоспособной экономике: "Отечественные предприятия становятся менее конкурентоспособными. В таких условиях государство ведет себя перед выборами, руководствуясь логикой выборов, а не экономикой". В любом случае, какое бы объяснение ни было верным, такого масштаба разрыв между ростом производительности труда в России наблюдается впервые. И если тенденция продолжится, потеря конкурентоспособности российских компаний будет происходить гораздо более быстрыми темпами, чем предполагалось ранее.

Коммерсантъ