Верховный суд РФ обращает внимание, что суд не должен критически оценивать показания подсудимого, когда его аргументы подтверждаются свидетелями и документами – в таких случаях у суда нет оснований считать доводы фигуранта лишь способом защиты. 

Высшая инстанция также отмечает, что несоблюдение порядка оформления отзыва из отпуска и предоставления отгулов само по себе уголовно наказуемым не является.

Суть дела 

К уголовной ответственности привлекли бухгалтера бюджетного учреждения из-за полученных 8 тысяч 424 рублей 12 копеек в счёт зарплаты за дни, когда на самом деле она находилась в отгулах. 

Суд признал фигурантку виновной в совершении уголовно-наказуемых деяний и квалифицировал ее действия по части 1 статьи 292 УК РФ как служебный подлог и по части 3 статьи 159 УК РФ как мошенничество, совершенное путем обмана, с использованием своего служебного положения.

Обвиняемая в ходе процесса пояснила, что является главным и единственным бухгалтером в редакции и на период отпуска ее некем заменить. По договоренности с руководством, она периодически выходила из отпуска для составления и закрытия срочных отчетов, за что ей потом предоставлялись отгулы. Так случилось и в 2019 году: весной бухгалтер находилась в ежегодном оплачиваемом отпуске, однако в связи с необходимостью выходила на работу, а осенью она съездила в туристическую поездку на 5 дней за отгулы. После согласования с руководителем в табеле учета рабочего времени она указала, что отработала 20 дней, вместо фактических 15 дней, считая, что выплата ей заработной платы за эти 5 дней является компенсацией неполученной заработной платы за работу в период своего отпуска. Также обвиняемая обратила внимание, что впоследствии по ее заявлению с нее эти почти 8,5 тысяч были удержаны.

Однако суд показания бухгалтера оценил критически – как избранный способ защиты.

Позиция ВС 

Между тем, такой вывод суда сделан в результате нарушения правил оценки доказательств, предусмотренных статьей 88 УПК РФ, согласно которым каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела, считает ВС.

Так, показания обвиняемой согласуются с рядом исследованных судом доказательств и показаниями ее руководства и коллег: начальник знала, что бухгалтер периодически работает во время официального отпуска, а потом берет отгулы, а также устно утвердила табель с «дополнительными днями». 

Свидетель также пояснила, что процедура отзыва из отпуска сложная, необходимо делать перерасчет, возвращать выплаченные денежные средства в кассу, потому у них в организации сложилась практика предоставления оплачиваемых отгулов и бухгалтер имела полное право на получение 8 с лишним тысяч рублей. 

Ещё одна руководительница указала, что такая же схема применялась и при работе предыдущего главного бухгалтера: они никогда не могли отгулять свой отпуск полностью ввиду отсутствия им замены и выходили на работу в свои выходные.

Специалист рассказала суду, что формирование одного бухгалтерского отчета занимает не менее 10 минут, а на составление всех заявок на кассовый расход необходимо потратить не менее 13 часов.

При этом документы редакции подтверждают, что во время отпуска обвиняемая составила два вида отчетов, справочную таблицу, предоставила два вида сведений, сделала 5 видов расчетов и составила множество платежных поручений. На всю эту работу она потратила 7 дней.

Таким образом, обращает внимание ВС, показания обвиняемой относимы к настоящему уголовному делу, поскольку дают возможность сделать вывод об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, допустимы, так как получены надлежащим процессуальным способом, согласуются с показаниями руководства редакции и подтверждаются рядом других доказательств, что свидетельствует о их достоверности.

«При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для критического отношения к показаниям подсудимой, они подлежали оценке наряду и в совокупности с другими исследованными доказательствами», – указывает ВС.

Он считает, что из исследованных судом доказательств с учетом показаний самой фигурантки следует, что решение о предоставлении ей пяти отгулов с сохранением заработной платы устно принято руководителем редакции в связи с тем, что ранее в период оплачиваемого отпуска она фактически не отдыхала, а исполняла трудовые обязанности, не получая за это заработной платы.

Без признаков преступлений

В соответствии со статьей 125 Трудового кодекса с согласия работника допускается его отзыв из отпуска с предоставлением оплачиваемого отпуска в другой период, такой отзыв должен быть оформлен распорядительным актом руководителя.

«Между тем, несоблюдение порядка оформления отзыва из отпуска и предоставления отгулов само по себе уголовно наказуемым не является, если при этом не совершено иных действий (бездействия), подпадающих под признаки преступлений», – отмечает ВС.

Он указывает, что в действиях бухгалтера нарушений, влекущих уголовную ответственность, в том числе предусмотренных статьями 159 и 292 УК РФ, не усматривается, к тому же из исследованных судом доказательств следует, что получение заработной платы за 5 дней фактического отдыха ущерба бюджетному учреждению не причинило, поскольку за отработанные дни в период отпуска заработная плата ей не начислялась и не выплачивалась.

При таких обстоятельствах выводы суда о наличии корыстного мотива и причинении ущерба следует признать необоснованными, а осуждение по части З статьи 159 УК РФ – незаконным ввиду отсутствия в ее действиях состава данного преступления.

Согласно диспозиции статьи 292 УК РФ корыстная заинтересованность является обязательным признаком служебного подлога, а ввиду неустановления данного признака в действиях бухгалтера состав указанного преступления отсутствует.

В связи с чем Судебная коллегия ВС определила приговор отменить, производство по делу прекратить и признать за бухгалтером право на реабилитацию.