В конце августа правительство России решило пересмотреть свои договоренности с ВТО. "Секрет фирмы" попытался разобраться, кто от этого выиграет, а кто проиграет,— и пришел к выводу, что решение мало что изменит.

Ведущий советник президента ассоциации "Рослегпром" Галина Барышева в разговоре с СФ не устает в советской манере благодарить Владимира Путина: "Вся легкая промышленность благодарна премьеру и правительству за своевременное решение по вопросу вступления в ВТО. Это спасение российской промышленности".

Причиной восторга стало заседание президиума кабинета министров 25 августа. На нем Владимир Путин потребовал от правительства "внести ясность в вопрос присоединения России к ВТО". "Наша экономика, отдельные ее отрасли и прежде всего сельское хозяйство несут достаточно большую нагрузку. Почти никаких плюсов мы не видим и не чувствуем, а нагрузку несем",— заявил он. Итог этой речи: Россия решила пересмотреть соглашения с ВТО и ее членами. И это при том, что переговоры, начатые еще в 1993 году, уже практически завершились. Весной правительство обещало, что Россия станет членом ВТО до конца этого года.

Кто выиграет и кто проиграет от срыва переговоров с ВТО?

  • Вести с полей

В случае присоединения к ВТО больше всего должно было пострадать сельское хозяйство.

"Сейчас МЭРТ оценивает среднюю ставку пошлин на ввоз сельскохозяйственных продуктов в 21,8%. Соглашения с ВТО предусматривают ее снижение за три года до 18,6%. Некоторые отрасли могут вообще погибнуть, например производство риса. Вступив в ВТО, мы должны были бы снизить его минимальную таможенную стоимость с 70 до 45 евро с тонны",— говорит президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. По его словам, вступление в ВТО до конца этого года поставило бы крест на дальнейшем развитии АПК в стране. "У нас очень старые технологии. Для сравнения: мы обрабатываем 9% пахотных площадей в мире, но получаем только 5% от мирового урожая. Такие показатели есть, наверное, только в Африке. Импортное продовольствие уже сейчас занимает 50% всего российского рынка, а при вступлении в ВТО эта цифра бы существенно выросла",— говорит он в беседе с СФ.

Зато теперь первый вице-премьер Виктор Зубков заявляет, что в ближайшее время АПК может западных конкурентов не бояться. Правительство рассчитывает сильно увеличить субсидирование отрасли: в этом году субсидии составят 39,5 млрд руб. и по 21 млрд руб ежегодно в последюущие три года.

Кроме того, Владимир Путин обнародовал другие протекционистские меры. Россия по санитарным соображениям прекращает сотрудничать с 19 американскими компаниями, экспортирующими сюда куриное мясо. Еще 29 предприятий "висят на волоске": к ним предъявлены претензии по качеству мяса. Но это только первый шаг. Российские власти собираются также пересмотреть "мясной" договор с США от 2005 года, где прописаны квоты для американских компаний на российском рынке. "Цены на куриное мясо в ближайшее время вырастут на 5-7%, но у российских компаний есть потенциал для роста, так что отечественные производители смогут получить ту долю рынка, которая принадлежит сейчас иностранцам",— утверждает Сергей Смирнов, директор Института социальной политики ГУ-ВШЭ.

  • Веселые молочники

Но главная надежда АПК — не расправа с американскими окорочками, а введение пошлин для импорта с Украины.

С Украиной у России существует режим свободной торговли: все товары поставляются в нашу страну беспошлинно. За исключением сахара и спирта. На их ввоз действуют запретительные пошлины. Согласно старым договоренностям, в ближайшие два года и эти исключения должны были исчезнуть. Но ситуация изменилась: в мае Украина стала членом ВТО. Сейчас глава Минсельхоза Алексей Гордеев заявляет, что запретительные пошлины на сахар и спирт сохранятся. Кроме того, такие же меры будут приняты по отношению к молочным продуктам.

Российские молочники сразу повеселели. Сейчас иностранные компании контролируют 40% российского рынка масла, 50% — сыров и 30% — сухого молока. Полностью себя мы обеспечиваем лишь сырым молоком. Такая ситуация объясняется неразвитостью отрасли. По данным Молочного союза, молоко у нас стоит порядка 12 руб. за литр при оптовых закупках. В Европе чуть выше — около 13 руб. Но наше молоко значительно хуже по таким показателям, как содержание белков и жиров. Поэтому для изготовления 1 кг сыра у нас тратится 10,5 литра молока, а в Европе — около 9 литров. Такая же ситуация и в животноводстве: средний надой с одной коровы в России составляет 3, 7 тонны в год, а в странах ЕС — 8 тонн.

"Производством сыров у нас никто толком и не занимался. Работали старые предприятия, а новых не строили — отрасль считалась обреченной. Сейчас правительство замыслило следующий эксперимент: взвинтить пошлины, переложить расходы на плечи покупателей и ждать, когда на рынок потянутся инвесторы, привлеченные возросшей рентабельностью отрасли. Жестко, но должно сработать",— заявил СФ руководитель крупной российской молочной компании.

  • Невыносимая легкость шития

Вместе с аграриями празднуют победу и представители легкой промышленности. В последние годы их положение только ухудшалось.

Два года назад были вдвое уменьшены пошлины на обувь — до 15%. К 2011 году их планировалось снизить еще сильнее (до 7,8%). Всего в России в прошлом году было продано 400 млн пар обуви, из них лишь 52 млн — отечественного производства. "До конца этого года правительство собиралось снизить вдвое пошлины на одежду (сейчас они составляют 15%), но сейчас я надеюсь, что этого не произойдет,— говорит Галина Барышева.— Если мы не вступим в ВТО в ближайшие годы, наши компании смогут получить до 50% российского рынка".

На этот счет есть некоторые сомнения. Сейчас отечественным компаниям принадлежит всего 10-15% рынка. "В России нет ни дешевых кредитов, ни трудовых резервов для развития этой отрасли. Крупным производителям выгоднее открывать производство в других странах",— считает генеральный директор Ассоциации предприятий индустрии моды Мария Сморчкова. Другая проблема — контрабанда, на которую приходится до 50% рынка. Одной отсрочкой вступления в ВТО эти проблемы не решаются.

  • С машинальным приветом!

Зато мгновенную выгоду получило машиностроение. Правительство продлило льготы для иностранных компаний, строящих в России заводы по производству автокомпонентов.

С прошлого года Россия начала предоставлять льготы всем производителям автокомпонентов. Они предусматривают снижение пошлин на ввоз в Россию оборудования и деталей. Для получения льгот компания должна была заключить с МЭРТ меморандум о намерениях построить свой завод в России. Такие документы подписали 50 компаний. Среди них — Tenneco (детали и модули подвески), Magneti Marelli (светотехника, топливная аппаратура и проч.), Cummins (двигатели). В правительстве рассчитывали, что их будет больше сотни, но многие просто не успели: льготный период должен был закончиться 10 ноября этого года — таковы были условия ВТО.

"Срок продлевается как минимум до середины следующего года. Иностранные производители комплектующих построят у нас заводы. Так что российский автопром и иностранные автозаводы получат качественные детали российского производства",— говорит заместитель генерального директора Национальной ассоциации производителей автокомпонентов Михаил Блохин.

Впрочем, даже без этой новости отсрочка вступления в ВТО для машиностроения — повод для оптимизма. Россия через три года обещала снизить пошлины на трактора до 5% (в настоящее время пошлина 15%), через семь лет — на автомобили до 15% (сейчас 25%) и на самолеты до 7,5% (20%). "Машиностроение чуть было не превратилась в разменную монету при переговорах с ВТО, так что сейчас мы рады любой отсрочке",— говорит Михаил Блохин.

  • Стальные нервы

Еще недавно на вопрос, кто должен выиграть от вхождения в ВТО, следовал стандартный ответ: металлургия и химическая отрасль. Сейчас представители этих отраслей относятся к данной теме более равнодушно.

В структуре экспорта России продукция металлургии занимает примерно 17%. При этом доля постоянно растет: за первый квартал этого года экспортные поставки черных металлов выросли на 9%. Такие результаты были достигнуты несмотря на то, что против наших металлургов действуют 32 запретительные пошлины в различных странах. Правда, еще три года назад количество таких барьеров превышало полсотни. "Сейчас появилась надежда, что подобные ограничения будут сняты сами собой. Раньше благодаря низким тарифам естественных монополий, дешевой энергии мы поставляли очень дешевый металл. Сейчас цены практически выровнялись. Но у нас есть важное конкурентное преимущество: мы производим много первородного металла, который плавится непосредственно из руды, а не из металлолома, как на Западе",— говорит директор аналитического департамента ИК "Проспект" Дмитрий Парфенов.

Действительно, средние цены на нашу сталь по сравнению с прошлым годом выросли на 41%, до $887 за тонну. Стоимость европейской тонны стали — $940. Рынок выровнялся, и даже при отсутствии таможенных барьеров металлургам рассчитывать на сверхприбыли уже не приходится.

  • Наши банки биты

В проигрыше оказались только банкиры и страховщики. В прошлом году Россия в ходе переговоров с ВТО добилась квоты в 50% на участие иностранных компаний в банковской и страховой системе страны. При этом прямые филиалы иностранных финансовых компаний смогут появиться в России только через девять лет после присоединения России к организации.

В первые дни после заявления Путина у банкиров возникла надежда, что эти меры тоже могут быть пересмотрены. Однако МЭРТ объявил, что все остается в силе. Финансовому сектору это решение ничего хорошего не сулит. А в перспективе может вообще привести к практически полному поглощению частных банков иностранными структурами.

Как пояснил вице-президент Ассоциации региональных банков "Россия" Александр Лопухин, 50-процентная квота вовсе не означает, что иностранный капитал действительно будет составлять 50% от общего капитала российской банковской системы. "Дело в том, что "отсчитываться" эта квота должна была с момента официального вступления России в ВТО и с нуля. То есть без учета того, что иностранные банки и банки с иностранным капиталом уже сейчас занимают на нашем рынке 16,9%. Таким образом, речь пойдет не о 50%, а, по крайней мере, о 66,9%",— пояснил он.

  • Растяжение связей

С другой стороны, банкирам даже в каком-то смысле легче: у них не появится ложных иллюзий. Похоже, что "наш ответ Чемберлену" изначально был рассчитан больше на пропагандистский эффект. И ликование отдельных отраслевиков преждевременно.

Дело в том, что даже если Россия членом ВТО в ближайшие годы не станет, полностью рвать отношения с этой организацией она не будет. "Россия не стремится пересмотреть основополагающие соглашения с организацией,— говорит директор информационного бюро по присоединению России к ВТО Алексей Портанский.— Речь идет лишь о пересмотре около десятка "побочных" соглашений с рядом отдельных членов ВТО". Эти соглашения были заключены для ускорения вхождения России в мировую торговлю.

В этом смысле символическим выглядит и запрет на поставки куриных окорочков для 19 предприятий США — ведь в общей сложности в Россию мясо птицы поставляют 299 американских компаний. И пересмотр отдельных соглашений общей картины не меняет.

  • Сдача норм ВТО

Россия попросилась в ВТО еще в 1993 году, когда подала заявку на присоединение к Генеральному соглашению по тарифам и торговле (ГАТТ), позже ставшему ВТО. Обычно работа по присоединению к этой организации занимает пять-семь лет, но у России оказался свой путь.

Принятие новых членов требует одобрения всех 153 участников организации. Когда к ней присоединяется небольшая страна, то серьезные переговоры происходят только с ее основными торговыми партнерами в лице соседних государств. В случае России все оказалось намного сложнее. Так, США не устраивали пошлины на гражданские самолеты и запретительные пошлины на мясо, Канада и Швейцария требовали разрешения для прямой работы в России иностранных банков и страховых компаний.

Эксперты Минэкономразвития утверждают, что Россия ежегодно теряет $3-4 млрд. из-за отсутствия членства в ВТО. Дивиденды же для российской экономики в первые 10 лет после присоединения к этой организации они оценили в $60 млрд.

Иван Марчук