АООТ, будучи собственником имущества детского лагеря, в 1997 году передало его в адрес ООО «А» в счет погашения долга, о чем составлен акт приема-передачи. В 2003 году это имущество представлено залоговым обеспечением в счет исполнения обязательств по договору займа с партнерством. Объекты переданы партнерству (кредитору) по акту приема-передачи.

В 2016 году ООО «А» ликвидировано по решению суда, а деятельность АООТ была прекращена еще в 2010 году в связи с исключением из ЕГРЮЛ.

Партнерство обратилось в росреестр с заявлением о регистрации права собственности на недвижимое имущество лагеря и получило отказ, который был мотивирован отсутствием в ЕГРП сведений о зарегистрированном праве собственности ООО «А» на объект недвижимости, а также прав АООТ.

Партнерство обратилось в суд (дело № А57-3068/2016), ссылаясь на ликвидацию продавца и отсутствие иной возможности для госрегистрации перехода права собственности на спорное имущество.

Суд первой инстанции, апелляция и окружной суд отказали в удовлетворении иска, указав на отсутствие доказательств возникновения права собственности на спорный объект. ООО «А» право на строение не зарегистрировало, следовательно, это право не могло перейти к партнерству. Для исполнения соглашения недостаточно одной лишь передачи вещи кредитору, оно может считаться исполненным только после перехода к кредитору титула собственника недвижимого имущества в установленном законом порядке.

Судья ВС (306-ЭС17-2124 от 25.05.2017) передал дело на рассмотрение коллегии по экономическим спорам, разъяснив, что отказ госрегистратора зарегистрировать переход права собственности в связи с отсутствием продавца может быть обжалован в суде. Если единственным препятствием для регистрации перехода права собственности к покупателю является отсутствие продавца, суд удовлетворяет соответствующее требование покупателя.

В данном случае партнерство указывает, что сделка об отступном заключена в надлежащей форме, исполнена сторонами, партнерство владеет и пользуется спорным имуществом на правах собственника.