Наступил май, и "Власть", как всегда, предлагает свой экономический прогноз на месяц. Эксперты ответят на вопросы, что случится с курсом доллара к рублю, какой окажется инфляция на российском потребительском рынке, как изменятся мировые цены на нефть, как поведут себя доллар и евро на мировом валютном рынке. Но сначала оценим главное экономическое событие апреля.

Главным экономическим событием апреля можно счесть значительные колебания курсов акций на российском фондовом рынке. Начался месяц с эффектного роста котировок: 4 апреля индекс РТС в ходе торгов впервые с июля 2008 года взял отметку 2100 пунктов, прибавив за день более 1%. Через день, 6 апреля, индекс повысился еще на 1% и по итогам торгов достиг уровня 2110 пунктов. Инвесторы и спекулянты указывали на то, что акции в России должны и дальше дорожать,— иначе и быть не может в стране, являющейся крупнейшим в мире производителем нефти, которая сейчас на мировом рынке невероятно дорога.

Однако 12 апреля индекс РТС снизился сразу на 2,4% и составил 2062 пункта — игроки на рынке приступили к распродаже российских акций, при этом они указывали, что опасаются снижения мировых цен на нефть. Мол, нынешние цены привели к тому, что в США, являющихся крупнейшим в мире импортером нефти, ее потребление уже сократилось и будет сокращаться в дальнейшем.

Через день российские акции подешевели еще почти на 2%, индекс РТС снизился до 2028 пунктов (в итоге российские акции дешевели четыре дня подряд). Игроки на фондовом рынке вновь указали, что не верят в дальнейшее подорожание нефти в мире — из-за отсутствия спроса на нефть по высоким ценам она способна только дешеветь.

Надо заметить, что удешевление акций на 2% за день — это чрезвычайно значительное событие. На американском фондовом рынке это означало бы, что индекс Dow Jones снизился более чем на 200 пунктов (в обычных условиях это случается крайне редко, типичной такая ситуация была разве что в конце 2008 года, в разгар мирового финансового кризиса). В любом случае наблюдатели и сами игроки расценивают такое удешевление акций как обвал котировок, который свидетельствует о разочаровании инвесторов и их стремлении избавиться от акций любой ценой.

Между тем в российской экономике сейчас вроде бы ничего экстраординарного не происходит. Инфляция, конечно, невероятно высока, но она была невероятно высокой и в кризисный 2009 год, и в посткризисный 2010-й. Это, однако, не мешало инвесторам покупать российские акции и не препятствовало тому, что в начале нынешнего апреля котировки на российском фондовом рынке достигли уровня лета 2008 года. Инвесторы на этом рынке не стали рассуждать подобно тому, как рассуждают инвесторы на американском фондовом рынке: мол, вот сейчас в целях борьбы с недопустимой инфляцией центробанк повысит процентную ставку, а в таких условиях вложение денег в акции становится невыгодным. По-видимому, инвесторы полагают, что российские власти никаких экстраординарных мер для борьбы с ростом потребительских цен принимать не будут, тем более что власти сами постоянно дают понять, что в дальнейшем инфляция снизится как-нибудь сама собой. Что касается доходов России от экспорта нефти, то и здесь никакого снижения не наблюдается: мировые цены на нефть как были невероятно высокими, так и остаются. Так что рассуждения игроков на российском фондовом рынке относительно неустойчивости мировых нефтяных цен всего лишь рассуждениями и остаются.

Вероятно, дело в общих настроениях инвесторов всего мира. Они окончательно запутались. С одной стороны, ФРС, ЕЦБ и Банк Японии печатают огромное количество денег: ФРС — для помощи американской экономике и решения грандиозных бюджетных проблем, ЕЦБ — для помощи европейской экономике и решения грандиозных долговых проблем стран еврозоны, Банк Японии — для преодоления последствий землетрясения и цунами. Так что лишних денег в мире огромное количество, и их надо куда-то прибыльно вкладывать. Казалось бы, при существующих проблемах в США, еврозоне и Японии нужно вкладывать деньги не в их фондовые рынки, а в рынки развивающихся стран, в том числе и России. Однако так уж повелось, что, разочаровавшись в фондовых рынках индустриальных стран, инвесторы немедленно разочаровываются и в рынках стран развивающихся. И начинают вкладывать деньги в рынки сырьевые. Не случайно в апреле очередные мировые рекорды били цены на золото. В конце концов, сейчас как никогда ясно, что бумажных денег можно напечатать сколько угодно, ссылаясь при этом на экономические проблемы, которых всегда будет в избытке. А добыча золота все-таки ограничена. Более того, коль скоро все начинают покупать золото и его цена растет, вложение денег в этот метал становится все более выгодным и даже модным. В Китае, например, в апреле граждане чуть ли не в очередь становились, чтобы приобрести золотые изделия, разумеется, те граждане, у которых есть на это деньги. Но уж если деньги есть, то покупатели не мелочатся. Один из них, по свидетельству продавца китайского ювелирного магазина, приобрел 10 кг золота. Между тем в предкризисные годы всеобщим увлечением китайских граждан была покупка пакетов акций.

Собственно, та же история происходит с мировыми ценами на нефть. Инвесторы, вместо того чтобы покупать акции, приобретают нефтяные фьючерсы. Их цена постоянно растет, и чем больше она становится, тем выгоднее выглядят вложения в мировой нефтяной рынок. Именно инвесторы и спекулянты довели дело до нынешних сверхвысоких цен, игнорируя постоянные напоминания ОПЕК о том, что нефти в мире вполне достаточно, несмотря на все ливийские события. В итоге складывается оригинальная ситуация: иностранные инвесторы выводят деньги с российского фондового рынка, ссылаясь на опасность удешевления нефти, и вкладывают деньги в нефтяные фьючерсы, толкая нефтяные цены вверх. Российским властям, которые привыкли гордиться тогда, когда котировки на российском фондовом рынке эффектно растут, остается только удивляться такому странному инвестиционному поведению.

1. Что будет с курсом рубля?

В своем прогнозе на апрель мы предполагали, что в интересах конкурентоспособности российской экономики доллар в апреле будет не дешевле 28,2 руб. Однако 27 апреля доллар подешевел сразу на 13 коп. и стоил 27,77 руб.

Ключевую роль здесь сыграли не только исключительно высокие мировые цены на нефть, но и то, что на мировом валютном рынке доллар подешевел по отношению к евро, а российский ЦБ обычно делает так, что на российском валютном рынке доллар ведет себя приблизительно так же, как на мировом.

Тут же встал вопрос о конкурентоспособности. В апреле РСПП обратился в правительство с жалобой на чрезмерное укрепление рубля, которое вредит российской промышленности, так как стимулирует импорт. Министерство экономического развития, со своей стороны, указало, что дальнейшее укрепление рубля в конце концов приведет к такому росту импорта, что у России возникнет дефицит платежного баланса по текущим операциям.

Впрочем, как всегда, власти могут счесть, что искусственное сдерживание роста курса рубля может помешать борьбе с инфляцией. Мол, если с целью сдерживания роста курса покупать доллары, приходящие в Россию в виде поступлений от экспорта сырья (прежде всего нефти), а также в виде краткосрочных иностранных капиталовложений, то придется для этого печатать рубли, и они подешевеют не только на валютном рынке, но и на рынке потребительском. При оправдании таких рассуждений можно сослаться на мнение МВФ, который всегда говорил о пагубности совмещения двух целей денежной политики — регулирования валютного курса и борьбы с инфляцией. Фонд рекомендовал оставить курс рубля в покое и позволить ему как угодно расти, сосредоточившись исключительно на сдерживании роста потребительских цен. С такими теориями МВФ выступал еще до мирового финансового кризиса. На некоторое время эти теории для России утратили актуальность в связи с обрушением мировых цен на нефть. Сейчас, с возвратом цен практически на докризисный уровень, эти теории все-таки можно воплотить.

Наш прогноз: в связи с антиинфляционными теориями доллар в мае будет не дороже 28,5.


2. Что будет с российскими ценами?

Мы прогнозировали, что за месяц цены на российском потребительском рынке вырастут на 0,4%, так как российские граждане сейчас не обнаруживают особенного стремления экономить на покупках. И оказались совершенно правы: по состоянию на 25 апреля потребительские цены выросли именно на 0,4%.

Как обычно, несгибаемое упорство в подорожании продемонстрировала крупа гречневая ядрица: ее цена выросла на 4,4% (с начала года подорожание составило уже 39,1%). Пшено с начала года подорожало поменьше, на 36,1%, но как раз в апреле пшенная инфляция оказалась выше гречневой и составила 6,1%. Ценовой рывок совершили куриные яйца: с начала года они подорожали на 6,4%, из них 4,6% пришлось как раз на апрель. Зато остановился бурный рост цен на картофель и белокочанную капусту: с начала года они подорожали соответственно на 19,6 и 29,6%, но цена капусты в апреле выросла всего на 1,1%, а картофель вообще подешевел на 3,3%. Отличился автомобильный бензин: с начала года он подорожал на 3%, из них в апреле — на 1,4%.

В итоге оказалось, что дела с инфляцией сейчас обстоят заметно хуже, чем в прошлом году. В прошлогоднем апреле цены выросли на 0,3%, сейчас на 0,4%; тогда по итогам апреля инфляция с начала года составила 3,5%, сейчас уже 4,2%. Разумеется, при желании можно представить дело так, что все дело в преодолении кризиса и возобновлении относительно быстрого экономического роста, дескать, из-за роста растет спрос на все товары, растут доходы, но растут и расходы. Однако инфляция в России была исключительно высокой и в самый разгар кризиса и экономического спада. Так что, скорее всего, дело не в росте, а в том, что российские производители и продавцы просто привыкли повышать цены в любых условиях. В апреле их даже не остановил рост курса рубля, они просто сочли, что в таких условиях они дополнительно к прибыли от повышения цен еще получат и прибыль от изменения валютного курса при продаже импортных товаров. Если бы, напротив, рос курс доллара, они непременно бы соответственно повысили цену импортных товаров, а заодно уж и товаров российского производства, чтобы никому не было обидно. И российские покупатели ничего не могут с этим сделать. Они вынуждены руководствоваться советским принципом: бери, а то и этого не будет или будет, но по еще более высокой цене.

Наш прогноз: в связи со всевластием продавцов на российском потребительском рынке цены в мае вырастут на 0,3%.


3. Что будет с мировыми ценами на нефть?

Мы писали, что в апреле сверхвысокие цены на нефть сохранятся и за баррель североморской Brent будут давать около $110. Сверхвысокие цены действительно сохранились, однако около $110 давали за баррель американской WTI, а Brent стоил заметно дороже — $123.

Спекулянты, продолжающие играть на подорожание нефти и пока воздерживающиеся от распродажи нефтяных фьючерсов, в апреле придерживались своей давней теории: если доллар на мировом валютном рынке относительно дешев, то нефть должна быть относительно дорогая. Потому что нефть продается исключительно за доллары, и производители всегда могут заявить, что, повышая нефтяные цены, они всего лишь хотят компенсировать себе потери от изменения валютных курсов. Кроме того, можно исходить и из такой теории: доллар дорожает тогда, когда в мировой экономике дела обстоят плохо, потому что все считают именно доллар той валютой, в которой нужно держать средства в кризисные времена. А раз сейчас доллар дешевеет, значит, в мировой экономике, напротив, все неплохо, следовательно, на нефть спрос будет. Даже если она окажется очень дорогой. Однако спекулянты всегда боятся пропустить момент, когда надо будет продавать фьючерсы, пока они еще дороги. Поэтому сейчас настроены несколько нервно.

Наш прогноз: как бы ни были нервно настроены спекулянты, в мае за баррель Brent будут давать не меньше $115.


4. Что будет с курсом доллара к евро?

Мы предполагали, что игроки на мировом валютном рынке будут полностью поглощены вопросом о разнице процентных ставок в США и странах еврозоны, так что евро будет дороже $1,4. И оказались полностью правы: игроки только о процентных ставках и думали, поэтому 27 апреля за евро давали $1,47.

На инвесторов и спекулянтов большое впечатление произвело то, что в апреле ЕЦБ повысил процентную ставку с 1 до 1,25% годовых с целью борьбы с инфляцией. Еще большее впечатление на них произвела пресс-конференция главы ФРС Бена Бернанке, которую он провел 27 апреля после заседания ФРС. На этой пресс-конференции он прямо подчеркнул, что нынешняя американская процентная ставка 0% годовых будет сохранена в обозримом будущем. Таким образом, поклонники теории об определении курсов разницей процентных ставок должны были сделать вывод об усилении евро, коль скоро ФРС процентную ставку не повысила и повышать не собирается, а ЕЦБ уже повысил и может еще повысить.

В пользу евро в апреле играло и то обстоятельство, что из-за ливийских событий и выборов в Нигерии на мировом рынке нефти были невероятно высокие цены, а игроки на валютном и нефтяном рынках только и делают, что смотрят друг на друга. И уже непонятно, нефть ли дорожает потому, что доллар дешевеет, или доллар дешевеет потому, что нефть дорожает (игроки на валютном рынке исходят из того, что нефтедобытчики, получив больше долларов за свою нефть, непременно захотят диверсифицировать свои валютные резервы и начнут покупать евро, так что нужно это сделать заранее, пока евро не подорожал).

Пока валютные игроки временно не обращают внимания на то, что страны еврозоны находятся в тяжелейшем долговом кризисе, так что единая европейская валюта не может быть такой уж сильной.

Наш прогноз: против евро спекулянты пока играть не станут, так что его курс в мае будет выше $1,42.

*** *** ***

Андрей Нечаев, президент банка "Российская финансовая корпорация":

1. Соотношение пары рубль/доллар, на мой взгляд, наиболее точно можно прогнозировать по фондовому рынку. В конце апреля фьючерс крутился вокруг 28 руб./$. Я думаю, на это и надо ориентироваться.

2. Инфляция начинает затихать и составит порядка 0,3-0,35%. По сравнению с прошлым годом это будут хорошие 7% в годовом исчислении.

3. Люди, активно вовлеченные в фондовый рынок, посмотрят на динамику цены на нефть марки Brent и радостно сообщат, что цена сейчас крутится около $120 за баррель. Я бы ориентировался на эти цифры.

4. Соотношение пары евро/доллар — наиболее трудная для прогноза тема. С одной стороны, есть известная проблема в Америке, но в то же время и европейскую финансовую систему все время лихорадит. Я бы ориентировался на уровень $1,46-1,49/€.

Владимир Фейгин, президент Института энергетики и финансов:

1. Курс российской валюты в мае будет колебаться в пределах 28 руб./$. Относительная стабильность цен на нефть в сочетании с укрепляющей политикой ЦБ делает рубль более или менее устойчивым.

2. Майская инфляция не превысит 0,5%. Рынок находится в предвкушении сезонного снижения цен, которое начнется уже в начале лета.

3. Средняя цена в мае составит около $120 за баррель. Но если нефть продолжит дорожать, этого не выдержит мировая экономика, поскольку она только-только начинает выходить из кризиса.

4. Укрепление евро произошло из-за снижения рейтинга США, но его дальнейшее удорожание может оказаться болезненным для самой европейской экономики. Желательным в этой ситуации выглядит соотношение $/€ не более 1,4.

Павел Медведев, член комитета Госдумы по финансовому рынку:

1. Курс рубля в ближайшей перспективе будет сильно зависеть от развития ливийских событий. Но даже с учетом этого ничего драматического с рублем не произойдет — курс либо немного упадет, либо немного вырастет, не более того.

2. Как обычно, инфляция в мае снизится относительно прошлого месяца, если не произойдет какой-нибудь беды с сельским хозяйством — засухи или пожаров.

3. Цены на нефтяном рынке сейчас самые непредсказуемые. Учитывая ситуацию в Ливии, прогнозировать что-либо очень сложно. Цены могут остаться на нынешнем уровне, а могут и взлететь.

4. Поведение доллара по отношению к евро будет зависеть от американцев. Если они объявят новую национальную идею относительно доллара, то он несколько укрепится по отношению к евро. Но скорее всего, останется в нынешних рамках.

Мирослав Мельник, председатель совета директоров ГК "Бета-групп":

1. Рубль укрепится до 27 руб./$. Но это не потому, что российская экономика сильна, а потому, что доллар слабый. Положительной тенденции я здесь не вижу: цены на импорт не падают, хотя продавцы тратят на него меньше денег.

2. Инфляция будет ниже апрельской, максимум — 0,4% за месяц. Но опять заслуги властей тут нет, на нее повлияет только одна позиция — курс американской валюты.

3. На этот вопрос ответить без тыканья пальцем в небо невозможно. Если будут теракты в нефтедобывающих странах Африки, то цена не снизится. Если напряженность спадет, цена может опуститься до $110 за баррель.

4. Соотношение пары евро/доллар может вернуться к исторически справедливому уровню 1,45. Евро летом всегда укрепляется из-за сезона отпусков. А вот позитивных изменений в европейской экономике не видно.