На фоне опасений введения санкций участники аудиторского рынка просят регуляторов разрешить не раскрывать личные данные подписантов отчетности подсанкционных организаций. По их мнению, это защит рынок и позволит дальше аудировать компании из дружественных стран. Юристы не видят препятствий для реализации инициативы, но предупреждают о серьезных рисках для клиентов.

Как стало известно “Ъ”, в середине мая Саморегулируемая организация аудиторов (СРО) Ассоциация «Содружество» отправила в ЦБ и Минфин письмо с просьбой отнести ФИО подписантов аудиторского заключения консолидированной финансовой отчетности к чувствительной информации и не раскрывать их, ограничившись указанием аудиторской компании.

Речь идет об отчетности подсанкционных компаний и касается руководителя аудиторской организации или уполномоченного им лица и руководителя аудита, следует из документа. По словам участников рынка, регуляторы изучают предложение. В Минфине и ЦБ не ответили на запросы.

Управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский полагает, что инициатива возникла в связи с желанием «перестраховать риски», так как, работая с подсанкционными компаниями, аудиторы рискуют попасть в будущие санкционные списки физических лиц.

ЦБ уже вводил подобные послабления для кредитных организаций. Так, регулятор разрешил банкам не раскрывать в финансовой отчетности сведения о членах органов управления и других должностных лицах кредитной организации и подконтрольных ей структур (см. “Ъ” от 18 марта 2022 года).

Аудиторы считают, что такой шаг поможет защитить их бизнес. По словам партнера практики аудиторских услуг группы компаний Б1 Игоря Буяна, если аудиторы попадут под санкции, это чревато заморозкой всех активов за рубежом, в частности недвижимости и банковских счетов, сложностями с получением визы. Вместе с тем из-за санкций аудитора могут лишить сертификатов CPA и ACCA (международные степени квалификации финансового служащего.— “Ъ”) или приостановить их действие, которое часто необходимо для оказания услуг не только клиентам из западной юрисдикции, но и компаниям, находящимся в дружественных странах, добавляет он. В крупнейших аудиторских организациях, в том числе бывших российских офисах «большой четверки», не ответили “Ъ”.

В то же время юристы полагают, что инициатива может нести серьезные риски для клиентов.

Публикация имен лиц, которые проводят аудит,— один из способов контролировать наличие конфликта интересов, отмечает партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин. Отсутствие в заключениях таких данных может породить злоупотребления со стороны проверяющих, что противоречит всей концепции аудиторской деятельности, добавляет Илья Жарский.

Впрочем, по мнению партнера Ru.Courts Ильи Кавинского, учитывая сертификацию аудиторской деятельности в целом и принятой отчетности внутри компаний, в случае возникновения споров, в которых отчетность и аудиторское заключение могут быть доказательствами, установить, кто конкретно проводил проверку, не составит труда.

Гендиректор «Универс-Аудит» Дмитрий Лимаренко подчеркивает, что отказ от раскрытия информации не снимает ответственности с аудитора. Если он допустит ошибку при проведении аудита, СРО и казначейство смогут легко определить подписанта заключения исходя из внутренних документов аудиторской организации, уверяет он.

Формально же для внесения соответствующих поправок нет препятствий, признают юристы.

Несложно изменить законодательство (целый комплекс законов) так, чтобы ФИО руководителя аудиторской организации можно было скрыть, отмечает господин Клеточкин.

Клиенты все чаще выбирают аудиторов среднего уровня

По словам господина Жарского, чтобы реализовать инициативу, нужны поправки к ФЗ 307 «Об аудиторской деятельности», а именно к ст. 6 «Аудиторское заключение» п. 3.2, где говорится: «Аудиторское заключение подписывается руководителем аудиторской организации или уполномоченным им лицом и руководителем проведенного аудита с указанием фамилий, имен и отчеств, а также номеров записей в реестре аудиторов и АО».

Тем не менее управляющий партнер КСК ГРУПП Елена Межуева предупреждает, что подобные решения будут идти вразрез с позицией об усилении персональной ответственности аудитора, о котором написано в приказе Минфина о направлениях развития аудиторской деятельности до 2024 года.