Аудит финансово-хозяйственной деятельности ключевых российских предприятий в нынешней геополитической обстановке стоило бы передать Счётной палате и сделать секретным. Такое мнение «Московской газете» высказал публицист, депутат Госдумы Анатолий Вассерман, комментируя внесенный в нижнюю палату парламента законопроект об особенностях аудита Центробанка в этом году.

Согласно документу, Национальный финансовый совет может определять дополнительные счета и операции ЦБ, которые подлежат аудиту Счётной палатой. В пояснительной записке к законопроекту сказано, что сейчас аудит Центробанка проводит внешний аудитор, за исключением счетов и операций, отнесенных к гостайне. Такие счета и операции проверяет Счётная палата.

«Законопроект разработан в связи с необходимостью минимизации рисков, связанных с проведением обязательного аудита годовой финансовой отчетности Банка России за 2022 год в условиях текущей геополитической обстановки и недружественных действий отдельных иностранных государств», — сообщается в пояснительной записке к новелле.

Авторы законопроекта отметили, что определение дополнительных счетов и операций, которые будут без огласки проверяться Счётной палатой, позволит снизить «риск несанкционированного распространения информации счетов и операций Банка России за 2022 год за счет расширения круга информированных лиц за пределами Банка России».

По мнению Анатолия Вассермана, в нынешних геополитических условиях стоило бы передать Счётной палате аудит вообще всех ключевых российских предприятий.

«Я считаю, что привлекать внешних аудиторов к проверке наших хозяйствующих субъектов не очень желательно, причем не только государственных. Потому что есть негосударственные предприятия, играющие очень важные роли в экономике. Малейший риск утечки сведений, мягко говоря, весьма опасен в нынешней ситуации. Конечно, любой внешний аудитор обещает хранить тайну, но в нынешних политических условиях это обещание может отступить перед государственными интересами «недружественных» нам стран. Поэтому я в целом против привлечения к аудиту наших ключевых хозяйствующих субъектов внешних аудиторов. К Центробанку это тоже относится. Правильнее было бы аудит Банка России вообще полностью передать Счётной палате», — пояснил Вассерман.

В свою очередь кандидат экономических наук Михаил Беляев, долгое время работавший в Центробанке, рассказал «Московской газете», как примерно 20 лет назад при Банке России появился Национальный финансовый совет.

По его словам, этот орган является неким внешним «комиссаром», который следит за финансово-хозяйственной деятельностью ЦБ, распределением прибыли, начислением зарплат сотрудникам и так далее, не вмешиваясь в денежно-кредитную политику. А появился он именно потому, что Центробанк не является бюджетной организацией, как например, все российские министерства, а фактически – это государственный хозяйствующий субъект, имеющий собственную прибыль.

«Деятельность ЦБ в такие непростые времена может представлять интерес для «недружественных» стран, поэтому засекречивание дополнительных его операций при аудите является вполне логичным. Однако могу предположить, что в это только первый шаг по расширению полномочий Национального финансового совета. Вполне возможно, что со временем ему передадут право вмешиваться и в денежно-кредитную политику для проверки, насколько Центробанк действует в интересах государства. По сути, речь может идти о повышении контроля над деятельностью Центрального банка», – подчеркнул экономист.