Чтобы бизнес не оказался "у разбитого корыта", в мире была выработана классификация запасов по степени достоверности. В России первая инструкция по разведанным запасам появилась в 1927 году, она продолжает совершенствоваться до сих пор. На Западе природные запасы стали делить на доказанные, вероятные и возможные. Появилась рамочная классификация ООН. Однако несмотря на разнообразие в подходах, все сходились в одном: оценка недр должна базироваться на достоверности, надежности и полноте данных.

Надо сказать, что в геологоразведке и оценке природных запасов Советский Союз продвинулся дальше всех. В то время государство выступало собственником как недр, так и предприятий. Именно поэтому оно было кровно заинтересовано в развитии геологии в 20-е годы. Тогда же появиласГосударственная комиссия по запасам полезных ископаемых (ГКЗ). Эта комиссия существует до сих пор, в этом году ей исполнилось 80 лет. Но если в советские времена геологоразведка и оценка ее результатов были подчинены разным ведомствам, то сегодня ГКЗ входит в состав Федерального агентства по недропользованию, которое... организует геологоразведку. Складывается парадоксальная ситуация. Федеральное агентство по недропользованию утверждает геологическое задание, выдает лицензии на право геологической разведки, согласовывает проекты ее ведения, а затем само же утверждает уже разведанные запасы, подготовленные ГКЗ. Когда запасы подсчитаны и оценены, их вносят в государственный баланс. До этого момента ни одна угольная компания не в праве начать добычу угля. Казалось бы, что тут плохого? А вот что. Первый момент. По словам угольщиков, процедура прохождения в ГКЗ превращается в пустую формальность, необходимую лишь для того, чтобы утвердить запасы. Отсюда, мягко говоря, прохладное отношение к экспертизе ГКЗ. Второе. Подобная оценка запасов не признается ни одним серьезным иностранным инвестором. Он рассуждает так: как я могу верить такой оценке, когда нет гарантии ее независимости? Ведь эксперт-оценщик не должен зависеть от объекта экспертиз.

В итоге, чтобы получить кредит в иностранном банке или выйти на IPO с дополнительной эмиссией акций, угольные компании нанимают зарубежные фирмы-оценщики с авторитетом на международном уровне. Те, приходя на российские территории, получают полный доступ к конфиденциальной информации - начиная от финансового состояния отечественных компаний до оценки национальных природных ресурсов. Понятно, что они обязуются не разглашать полученную информацию, но, как происходит на самом деле, никто не знает.

Если учесть, что в мире идет латентная борьба за природные ресурсы, то становится понятен интерес зарубежных фирм к нашим территориям. Но парадокс заключается в другом. Начиная работу по оценке природных запасов в том же Кузбассе, зарубежные фирмы-оценщики привлекают к работе местных, российских профессионалов, которые вполне могли бы работать в независимой российской оценочной компании.

Угольщики считают, что назрела необходимость создать отечественную экспертную фирму под гарантии правительства, только в этом случае у нее будет авторитет на мировом рынке. Сами эксперты должны нести материальную ответственность за свою оценку, в том числе и за нарушения стандартов, как это принято во всем мире.

Российская Бизнес-газет