По сравнению с остальными секторами рынка оценщики чувствуют себя прекрасно. Банки оценивают залоги для продолжающегося рефинансирования долгов, M&A также активизирует рынок.

Долги. Без лихорадки, впрочем, тоже не обошлось: приоритеты клиентов меняются. Однако выкристаллизовались несколько тенденций, благодаря которым рынок оценки сохранил свои позиции в 2009 году и не сдаст их в 2010-м. По подсчетам Агвана Микаеляна, генерального директора компании «Финэкспертиза», оценочный бизнес в 2009 году вырос примерно на 15%, в 2010-м динамика сохранится. «Объем рынка оценки в 2010 году изменится незначительно, может, будет небольшой рост», – согласен руководитель отдела оценки аудиторской компании МКПЦН Александр Родионов. Данные рейтинга оценщиков «Ф.» подтверждают оценку участников рынка. В 2009 году выручка первой десятки от услуг оценки выросла на 20% до 4,7 млрд рублей.

Кому война… Доходы от оценки имущества, передаваемого под залог (обычно производственное оборудование, здания, участки земли) сократились. Однако просроченные кредиты и рефинансирование на руку оценщикам: кредиторы требуют новых залогов, чтобы застраховаться от возможных потерь, и переоценки старых. Например, дебиторская задолженность ГК «Оптима» стала расти с осени 2008 года. В результате к лету 2009 года стало проблематичным выдержать график погашения долгосрочных кредитов, взятых в 2007-2008 годах. «Нам пришлось просить о реструктуризации в связи с задержкой платежей от клиентов, – говорит финансовый директор «Оптимы» Валерий Орлов. – Со стороны банков выдвигаются жесткие требования о предоставлении обеспечения. Сложность в том, что наш бизнес не предусматривает существенных активов. Договаривались о реструктуризации кредитов под залог недвижимости (офисное здание), дебиторки». К оценке залогов при рефинансировании долга привлекаются профессионалы. «В 2009 году резко вырос спрос на услугу по оценке в целях реструктуризации долгов, включая выстраивание финансовых моделей планируемых реструктуризаций, – говорит генеральный директор «НЭО Центр» Валерий Есауленко. – Зачастую реструктуризации были связаны с вхождением банков в капитал заемщиков».

Однако оценщики надеются, что в 2010 году начнется восстановление кредитования, а с ним появится приток доходов. «В своих надеждах мы рассчитываем, прежде всего, на масштабное восстановление рынка кредитования, ожидаем активизации компаний, привлекающих капитал посредством IPO, делаем ставку на увеличение количества сделок слияний и поглощений», – говорит Валерий Есауленко. «Хочется надеется, что в 2010 году произойдет оживление рынка кредитования, и тогда оценка для целей кредитования под залог имущества будет опять наиболее востребованной на рынке», – заключает Александр Родионов.

…кому мать родна. В оценочную компанию «Экономико-правовая экспертиза» обратился клиент, занимающийся оптовой продажей мяса. Предприятие попало в характерную ситуацию. У его покупателей – мясоперерабатывающих заводов – возврат денег, вложенных в запасы (мясо), происходит через 3-6 месяцев (время изготовления и реализации продукции через точки розничной торговли). Поэтому комбинаты привлекают кредиты. Во второй половине 2008-го – первой половине 2009 года получить кредит было сложно, и задолженность перед поставщиками росла. В конце 2009 года наступил момент, когда поставщик перестал отпускать продукцию одному из покупателей, и завод встал. «Мы произвели оценку предприятия (мониторинг рисков). Сделка купли-продажи прошла за одну неделю, предприятие было приобретено по стоимости долгов», – рассказывает Светлана Кертанова, заместитель генерального директора «Экономико-правовой экспертизы».

Кризис спровоцировал рост числа поглощений. С одной стороны, вырос спрос на такие услуги, как оценка активов, бизнеса. С другой, компании часто приобретались по цене ниже реальной стоимости бизнеса. И в таких ситуациях покупатели не тратили время и средства на привлечение профессионального оценщика. Что действительно выросло, так это количество банкротств с последующей распродажей имущества и реструктуризацией бизнеса. При приобретении компании покупатель получает не только ее активы, но и долги. Это делает особенно привлекательным объектом для поглощения сами производственные активы: оборудование, недвижимость, лицензии, а не юридическое лицо. «В прошлом году наибольшим спросом пользовалась оценка коммерческой недвижимости в основном для целей купли-продажи, предоставления в аренду, для принятия решения по объекту», – говорит Александр Родионов.

Оценка рубль бережет. Коррупция сдерживает рост рынка оценки сильнее любых кризисов. Тендерные аукционы выигрываются по беспрецедентно низкой цене. «Ряд государственных конкурсов на оказание услуг по оценке заканчивается победой одного из претендентов за символическую сумму, порой за 1 рубль, – рассказал генеральный директор крупной оценочной компании. – Ни о каком развитии рынка без решения этой проблемы речи быть не может». Показательны результаты тендеров департамента имущества города Москвы. «По конкурсу на проведение экспертизы отчетов оценщиков одна компания предложила проводить экспертизу отчетов по бизнесу, недвижимости за 1 тыс. рублей каждую в течение пяти рабочих дней. Это демпинг, так как минимальная зарплата специалиста уровня эксперт не может быть ниже 30 тыс. рублей, то есть пять рабочих дней стоят 7,5 тыс. рублей», – рассказывает Светлана Кертанова. Можно представить себе качество подобной оценки.
Впрочем, не секрет, что престижные проекты компании зачастую выполняют себе в убыток. Например, в первых числах февраля 2010 года госкорпорация «Роснано» объявила о конкурсе на оценку активов по инвестиционному проекту через электронную форму торгов. В результате пятидневных торгов первоначальный бюджет проекта сократился на 63,4% (103 участника сделали 10 предложений). Вряд ли эти работы принесут исполнителям прибыль.

Не в яблочко. Именно кризис заставил клиентов обратить пристальное внимание на качество оценки. Этот рынок, согласно закону №135 «Об оценочной деятельности», регулируется саморегулируемыми организациями (СРО) с 2004 года. Законодательно прописаны механизмы контроля качества и самих СРО, и их членов. Однако время от времени слышатся публичные претензии к качеству оценки. Например, заместитель председателя Высшего арбитражного суда Василий Витрянский, обсуждая закон «О банкротстве», отметил, что зачастую некачественная оценка мешает при проведении процедур финансового оздоровления и банкротства. Вина за некомпетентность членов лежит на самих СРО.

Как объясняет Валерий Есауленко, проблема в том, кто какие методы контроля использует. «Каноны оценочной деятельности определяются федеральными стандартами и принимаемыми в соответствии с ними стандартами и правилами оценочной деятельности, – говорит он. – Но единой методологии оценки не существует, а приемы и методы, используемые каждым конкретным оценщиком, могут колоссально разниться и при этом будут обоснованными». «Существует ежегодный регулярный контроль, когда проверяется именно методология, вдобавок проводится выборочный контроль произведенных работ, – поясняет Агван Микаелян. – Кроме того, клиент вправе заказать экспертизу произведенных работ в самой СРО, которая может дать оценку и непосредственно отчету, и компании, его подготовившей». Правда, услуги СРО не бесплатны. Так что дело отнюдь не в отсутствии методологии. «Проблема в понимании самими оценщиками, что теперь они несут ответственность не только перед заказчиком, но и перед оценочным сообществом, членами которого являются», – уверен Александр Родионов.

У клиента есть несколько возможностей защитить свои интересы. Во-первых, каждый оценщик обязан застраховаться. В случае если оказанная им некачественная услуга приведет клиента к потерям, страховое возмещение должно покрыть убытки. На деле величина страховки не всегда соответствует масштабу гипотетических потерь. «Так что если вы, заказывая оценку, хорошо представляете себе «размер бедствия», которое может случиться в случае оказания вам некачественных услуг, можете потребовать определенных гарантий от самого оценщика. И оценщик, скорее всего, эти гарантии в виде страховок вам предъявит», – советует Агван Микаелян. СРО также может нести ответственность за действия своих членов, но только добровольно.

Результат оценки и фактическая сумма сделки по активу все же зачастую отличаются. Никакая, даже самая лучшая, методика не способна угнаться за меняющимся рынком, тем более в период кризиса. «Существует определенный люфт для неточной оценки. Это реальность, а не злой умысел и не результат вражеской деятельности, поэтому всегда есть определенный финансовый риск, – заключает Агван Микаелян. – Думаю, что главная проблема, которая возникнет в 2010 году, это увеличенный объем судебных разбирательств, в том числе, претензий к оценщикам».

Показатели деятельности оценщиков в 2009 году >>>