IT-компания применяла пониженные тарифы страховых взносов. По результатам выездной проверки ФСС, изучив налоговые декларации фирмы (по НДС, по налогу на прибыль), установил, что основной доход компания получала не от реализации собственного ПО, а от перепродажи приобретенного ПО, в отношении которого страхователь не является автором (правообладателем исключительного права). 

Компания обратилась в суд, поясняя, что занималась разработкой, адаптацией, модификацией программ для ЭВМ, баз данных и передавала права на программное обеспечение своему заказчику. Работа компании заключалась в создании информационных систем, что подтверждается техническими заданиями, приказами о создании рабочих групп, протоколами или письмами согласования сроков работ – именно эти документы подтверждают сущность работ. Налоговые декларации, по мнению истца, не могут опровергнуть право на пониженный тариф. Они составляются по правилам НК и не отражают сущность, содержание и экономический смысл сделок. Фактически компания не перепродавала покупное ПО, а использовала его для разработки, внедрения, модификации и сопровождения автоматизированных систем.

Однако суды трех инстанций (дело № А50-23100/2016) признали законным решение ФСС, установив, что в рамках лицензионных договоров компания передавала права на приобретенные программные продукты, оформляя с покупателями сублицензионные договоры, договоры поставки, купли-продажи экземпляров ПО. При этом доходы от «реализации ПО с технической поддержкой» в 2013 году составляли около 74%, в 2014 – 83%, в 2015 – 62%. Таким образом, перепродажа - основная деятельность фирмы, не дающая право на пониженный тариф. Чтобы истец мог иметь такое право, доходы от продажи самостоятельно разработанных программ должны были составлять не менее 90% в сумме всех доходов компании.

Судья ВС (309-КГ17-20243 от 15.01.2018) отказал компании в передаче дела в коллегию по экономическим спорам.