По результатам выездной проверки ООО «С» инспекция доначислила налоги, пени и штрафы. Налоговая предприняла меры принудительного взыскания задолженности, которые не дали результата. Затем инспекция обратилась в суд с иском о взыскании задолженности ООО «С» с ООО «П», ссылаясь на следующие обстоятельства. ООО «П» зарегистрировано на П., который получал доходы в ООО «С» и некоторое время являлся исполнительным директором ООО «С». Он же являлся руководителем основного поставщика компаний. Компании располагаются по одному адресу и имеют единый телефонный номер. В ходе проверки работники ООО «С» были переведены в ООО «П».

Суды трех инстанций (дело № А40-81870/2016) удовлетворили требования инспекции. Суды учли письма контрагентов ООО «С», согласно которым в их адрес поступило уведомление об уступке ООО «С» права требования задолженности в адрес ООО «П». Еще один контрагент пояснил, что прекращение сотрудничества с ООО «С» было произведено по рекомендации сотрудников этой фирмы в связи с реорганизацией ее бизнеса и переводом контрактов на другие компании, с которыми было предложено заключить договоры. Платежи за поставку алкогольной продукции на основании договора цессии произведены в адрес ООО «П» с формулировкой "за ООО «С» на основании уведомления об уступке права требования".

Приговором суда генеральный директор ООО «С» признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 199 УК в связи с уклонением от уплаты налогов в особо крупном размере. В рамках дела подтверждены обстоятельства, установленные в ходе выездной проверки.

Суды сочли приведенные доказательства достаточными для вывода о взаимозависимости ООО «С» и «П», и возможности применения подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК о взыскании налоговой задолженности с зависимого лица.

Судья ВС (305-КГ17-9135 от 28.07.2017) отказал ООО «П» в передаче дела в коллегию по экономическим спорам.