В сентябре 2015 года инспекция приняла решение о предстоящем исключении недействующего юрлица – ООО – из ЕГРЮЛ, а в феврале 2016 года – решение об исключении ООО из ЕГРЮЛ.

ПАО (контрагент компании) обратился в суд с иском о признании недействительным решения об исключении ООО из ЕГРЮЛ на основании статьи 21.1 закона 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». На момент принятия решения у ООО перед ПАО имелась задолженность, и ООО являлось ответчиком в судебном процессе по иску о взыскании неосновательного обогащения. Определением суда производство по указанному делу прекращено в связи с ликвидацией ООО.

Инспекция возражала против иска, поясняя, что кредиторы имели возможность направить налоговому органу письмо о несогласии с исключением юрлица из реестра, однако своим правом не воспользовались. По мнению инспекции, участие ООО в судебных процессах не свидетельствует о ведении деятельности.

Суды трех инстанций (дело № А61-2780/2016) удовлетворили требования кредитора, поясняя, что правовое регулирование, установленное статьей 21.1 закона 129-ФЗ, направлено на обеспечение достоверности сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ (в том числе о прекращении деятельности юрлица). Непредставление отчетности может свидетельствовать о нарушении требований налогового законодательства. Непредставление отчетности и отсутствие операций по банковскому счету само по себе не является безусловным основанием для принятия решения о внесении в ЕГРЮЛ записи об исключении юрлица. Таким образом, юрлицо подлежит исключению из ЕГРЮЛ в порядке статьи 21.1 закона 129-ФЗ только в случае фактического прекращения своей деятельности.

При этом сведения о наличии арбитражных споров являлись общедоступными. Прекращение правоспособности ООО в административном порядке в период судебных разбирательств приводит к необоснованному ограничению прав кредитора, указал суд (постановление кассации Ф08-3212/2017 от 19.05.2017).