ИФНС направила компании требование о представлении документов, подтверждающих взаимоотношения с рядом фирм. Налоговая перечислила эти документы, и частично они были представлены. В остальной части компания указала на отсутствие в требовании ссылки на конкретную сделку и мероприятия контроля, в рамках которых возникла потребность в получении документов.  

Суд первой инстанции (дело № А75-6717/2016) признал требование законным, пояснив, что отсутствие в нем указания на проведение конкретного мероприятия налогового контроля не свидетельствует о недействительности требования — данный недостаток носит формальный характер.

Апелляция признала требование недействительным, указав на статью 93.1 НК – в требовании должно быть указано, в рамках какого мероприятия контроля запрашиваются документы, а при истребовании документов вне рамок налоговой проверки - идентификационные признаки конкретной сделки, в отношении которой требуется предоставление информации.

В спорном требовании указано лишь на то, что документы и информация запрашиваются «в связи с возникновением обоснованной необходимости получения информации относительно конкретной сделки». Причина истребования документов не обоснована. В оспариваемом требовании поименованы конкретные документы, а не информация относительно определенной сделки, которая может быть истребована вне рамок налоговой проверки. 

В решении кассации (Ф04-7101/2017 от 03.02.2017) указано: «требование, возлагающее на Общество обязанность по представлению документов без обоснования причины истребования документов и сведений, позволяющих идентифицировать конкретную сделку, в отношении которой истребуются документы, нарушают его права и законные интересы».

Налоговики не впервые аргументируют истребование документов "обоснованной необходимостью", а суды не впервые признают такие требования недействительными.