В апреле 2011 года компания (покупатель) заключила договор поставки продовольственных товаров с ООО «Ю» и - в целях последующей их реализации - договор комиссии с ООО «М» (комиссионер). 

Товар на общую сумму 1 438 млн рублей был передан комиссионеру и согласно книгам продаж, счетам-фактурам, отчетам комиссионера частично им реализован в 2011 году на сумму 600 тысяч рублей. Компания заявила к возмещению НДС в размере 193 млн рублей, поскольку приобретенный товар не был реализован в полном объеме в 2011 году. По результатам камеральной проверки уточненной декларации компании за 2-4 кварталы 2011 года в возмещении НДС инспекция отказала, посчитав недоказанной данную сделку, а действия компании направленными на получение необоснованной налоговой выгоды.

Компания обратилась в суд (дело № А56-17496/2013). Суд первой инстанции удовлетворил требования компании. Апелляция и кассация, отменяя его решение, отмечают, что суд исследовал обстоятельства данного дела по отдельности, в отрыве друг от друга.

При этом суды указывают на следующие обстоятельства:

  • в счетах-фактурах, выставленных поставщиком компании, указаны номера ГТД, по которым товар был ввезен в РФ. Однако товар по этим ГТД был отгружен и поставлен в адреса других - реальных - покупателей еще в 2011 году без участия компании, что подтверждается полученными товарно-транспортными накладными и CMR;
  • денежные средств, минуя компанию от ряда фирм, были перечислены ООО «Ю» за товар (фрукты, овощи);
  • в ходе проверки ни компания, ни комиссионер не представили сведений о конкретном месте хранения товара, об аренде склада, не предоставили возможности осмотра;
  • компания в оплату за поставленный товар перечислила поставщику только 600 тысяч рублей, и за ней числится кредиторская задолженность в сумме 1437 млн рублей. При этом поставщик реальных фактических мер для взыскания просроченной дебиторки не предпринимал;
  • хранение остатков нереализованных продовольственных продуктов несколько лет невозможно;
  • операции по приобретению налогоплательщиком товара - разовые;
  • компания и ее контрагенты созданы незадолго до заключения договоров;
  • сумма начисленных компанией налогов несоизмеримо мала по сравнению с заявленными им к возмещению суммами НДС.

В результате апелляция и кассация сочли, что данные обстоятельства в совокупности и взаимосвязи опровергают реальность осуществления компанией и ее контрагентами договоров поставки и комиссии.