Банк получил и исполнил платежные поручения на перечисление от имени клиента (ООО "С") 7,5 млн рублей в адрес его контрагента (ООО "Г"). ООО "С", утверждая, что этих платежек не выписывало, потребовало вернуть на расчетный счет указанную сумму. Банк этого не сделал, и ООО "С" подало заявление в УВД о возбуждении уголовного дела. Проведенная в его рамках экспертиза показала, что печать и подпись на платежном поручении подделаны.

На этом основании ООО "С" обратилось в арбитражный суд (дело № А40-51284/12-133-469). Сторону истца приняли суды первой инстанции и кассация, но апелляция и президиум ВАС (постановление которого опубликовано) придерживаются иной точки зрения.

Первая и третья инстанции исходили из того, что банк несет ответственность "за последствия исполнения поручений, выданных неуполномоченными лицами, и в тех случаях, когда с использованием предусмотренных банковскими правилами и договором процедур он не мог установить факта выдачи распоряжения неуполномоченными лицами".

Вторая и четвертая инстанции учли, что задача банка в такой ситуации - компенсировать убытки клиента. Однако тот факт, что действия банка привели к убыткам ООО "С", не доказан. Выяснилось, что у него с ООО "Г" действительно имелись договорные отношения, товар, согласно представленным накладным, был поставлен, и указанная сумма перечислялась во исполнение договора. ООО "Г" являлось клиентом того же банка и согласно договору банковского счета обязано было сообщить об ошибочно полученных денежных средствах. Однако данная фирма не только не сообщала об этом, но и настаивала на правомерности зачисления средств на ее счет.

Работники банка не могли определить, что печать и подпись на платежке фальшивы, поскольку они визуально не отличаются от имеющихся в банковской карточке образцов. Таким образом, не установлена вина банка в неправомерном списании средств.

К тому же, "заключения экспертиз, проведенных в рамках уголовного дела, не отвечают признаку относимости доказательств к предмету рассматриваемого спора. Так, предметом исследования экспертов в рамках уголовного дела являлось сравнение подписи руководителя и печати общества «С» на спорных платежных поручениях со свободными и экспериментальными образцами подписи и печати. Сравнительный анализ с образцами подписи и печати, содержащимися в банковской карточке, с которыми по банковским правилам осуществляется проверка достоверности платежных документов, экспертами не производился".

К таким выводам пришел президиум ВАС, принимая решение в пользу банка. При этом судьи упомянули, что вопрос о действительности самого договора с ООО "Г" и реальности факта поставки товара истец вправе урегулировать в самостоятельном порядке.