удебные приставы могут получить право взыскивать долги даже с тех граждан или компаний, в отношении которых никаких судебных решений не принималось. Сегодня Госдума должна была принять в третьем чтении проект новой редакции закона "Об исполнительном производстве". Он позволяет приставам для исполнения судебного решения взыскивать деньги не только с самого должника, но и со всех тех, кто должен ему.

Вчера Совет Госдумы не включил, как предполагалось, в сегодняшнюю повестку дня вопрос о принятии в третьем чтении проекта новой редакции закона "Об исполнительном производстве". Проект был принят во втором чтении 29 июня, но вчера Совет Госдумы решил отложить рассмотрение вопроса до 6 июля. Этот документ впервые на уровне закона разрешает судебным приставам-исполнителям обращать взыскание на задолженность контрагентов должника (дебиторская задолженность). Например, если должник сдает в аренду помещение, то право взыскивать с арендатора платежи перейдет к взыскателю по исполнительному производству. В этом случае арендатор получит постановление судебного пристава, обязывающее его перечислить деньги на счет службы. В случае неуплаты дебиторская задолженность будет арестована, оценена и продана с торгов. Арест уже не позволит должнику по исполнительному производству и его контрагенту о чем-либо между собой договариваться -- например, о зачете взаимных требований, отсрочке платежа или снижении цены.

"Задача судебных приставов -- как можно быстрее удовлетворить требование взыскателя. В 2006 году, например, в России не удалось взыскать около 564 млрд рублей",-- объяснил Ъ начальник управления организации работы по реализации имущества должников Федеральной службы судебных приставов Александр Белецкий. Заместитель руководителя аппарата комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Валентин Полианчик, работавший над проектом, считает, что права требования к дебиторам у должника чаще всего есть и обращение на них взыскания могло бы наиболее полно удовлетворить требования взыскателя. "Приставы занимались этим и раньше, но в отсутствие необходимых норм закона единой практики не могло сложиться",-- говорит господин Полианчик.

До сих пор приставы обращали взыскание на дебиторскую задолженность на основании постановления правительства #516 от 27 мая 1998 года и временной инструкции, утвержденной Минюстом. В 1999 году Верховный суд РФ отказался признать приказ Минюста недействительным. Но президиум Высшего арбитражного суда в 2004 году разъяснил, что пристав не вправе обязать дебитора перечислять деньги на счет службы, а может только выставить задолженность на торги.

Сейчас, по данным службы судебных приставов, торги проводятся, но обороты на них незначительны. "Сейчас нет законодательной основы для создания рынка долгов, хотя мировой опыт показывает высокую эффективность обращения взыскания на дебиторскую задолженность",-- считает Александр Белецкий. За рубежом, по его словам, рынок долговых обязательств оценивается в миллиарды долларов.

Причиной отложения принятия проекта Госдумой стали возражения Минэкономразвития по поводу проведения торгов и оценки имущества. По данным Ъ, в ближайшее время этот вопрос должен обсуждаться на совещании у главы президентской администрации Сергея Собянина. Участники рынка считают этот вопрос принципиальным. "Многое будет зависеть от порядка оценки имущества и организации торгов, непрозрачность которых может создать почву для коррупции",-- полагает замдиректора судебного департамента ОАО "ТНК-ВР Менеджмент" Эдуард Годзданкер.

Принятие закона, по мнению экспертов, существенно затронет права участников рынка, которые в любой момент могут оказаться дебиторами должника по исполнительному производству. "Арест дебиторской задолженности означает существенное вторжение в имущественную сферу контрагента должника, при том что сам этот контрагент в исполнительном производстве вообще не участвует. Интересы взыскателя отнюдь не оправдывают такие ограничения, которые могут затронуть большой круг участников рынка",-- уверен адвокат Константин Скловский. Александр Белецкий подчеркивает, что невыполнение дебитором требования судебного пристава-исполнителя о предоставлении документов может привести к административному штрафу и даже к возбуждению против него уголовного дела.

Руководитель исполкома предпринимательского объединения "Деловая Россия" Николай Остарков признает, что в аресте дебиторской задолженности есть экономический смысл, но опасается, что "эти процедуры могут быть использованы как механизм рейдерских атак, когда через одну компанию будут пытаться нанести удар по ее контрагенту".

Коммерсантъ