С подачи главы Минфина Алексея Кудрина ОАО "РосОЭЗ" и Российскую венчурную компанию проверят на эффективность использования 13 млрд руб. бюджетных средств. Минфин обвиняет эти структуры в том, что, получив не требующиеся им немедля деньги бюджета в декабре, направили их на депозиты в банки. В РосОЭЗ поясняют, что до назначения нового главы ведомства "просто боялись" притронуться к 8 млрд руб., а в РВК говорят: 5 млрд руб. инвесторы венчурных фондов поверили бы, а вот правительственным гарантиям – нет.

В пятницу на заседании правительства министр финансов Алексей Кудрин обвинил ОАО "РосОЭЗ" (госкомпания, управляющая бюджетными деньгами, которыми финансируют строительство особых экономических зон, и являющаяся основным госзаказчиком) и Российскую венчурную компанию (РВК) в неэффективном использовании бюджетных средств. Алексея Кудрина возмутил тот факт, что в своем выступлении о положении дел с правонарушениями министр внутренних дел Рашид Нургалиев ничего не упомянул о борьбе с коррупцией во власти и финансовых махинациях с бюджетными деньгами. Министр финансов тут же перешел к конкретным обвинениям. По его словам, после создания ОАО "РосОЭЗ" ему было выделено 8 млрд руб., которые "перечислены на счет, но лежат на депозите". То же самое, доложил министр, происходит и с деньгами, перечисленными венчурному фонду – Российской венчурной компании. "Мы гоним-гоним, а потом выясняем, что деньги расходуются неэффективно. А они могли бы пойти в это время на строительство дорог и аэропортов",– подчеркнул он.
Отметим, обвинения Минфина в хранении денег на депозите не так безобидны. В 90-х годах достаточно распространены были схемы размещения "временно невостребованных" бюджетных денег на депозитах банков с низкой доходностью – а полученная банком прибыль от использования средств неофициально делилась чиновниками и банкирами (т. н. "прокрутка бюджета").

Премьер-министр Михаил Фрадков тут же предложил направить в РВК и РосОЭЗ проверки Росфиннадзора и других контрольных органов. Впрочем, пока премьер настроен к подозреваемым Алексеем Кудриным спокойно. "Лучше акты составить и предупредить, чем потом в тюрьму сажать",– подчеркнул он.

Высокопоставленный источник Ъ в Федеральном агентстве по управлению особыми экономическими зонами (РосОЭЗ) заявил, что бюджетные деньги были переведены в уставный капитал ОАО "РосОЭЗ" "в конце 2006 года", хотя ОАО было создано еще в апреле 2006 года. Сразу после того как особые зоны получили федеральное финансирование, был уволен глава РосОЭЗ Юрий Жданов, и вплоть до назначения на эту должность Михаила Мишустина его обязанности исполняла заместитель господина Жданова Ольга Маркова. "Все это время к деньгам просто боялись притрагиваться",– отметили в РосОЭЗ.

Собеседник Ъ в агентстве опроверг обвинение Алексея Кудрина – по его словам, часть денег "в настоящее время направляется" в уставные фонды дочерних компаний ОАО в регионах, где созданы особые зоны. "Хочу подчеркнуть, что все оставшиеся средства находятся на счетах во Внешэкономбанке, а ни в коем случае не в коммерческих банках",– заверил Ъ представитель РосОЭЗ. Он не смог уточнить, сколько денег из 8 млрд руб. уставного фонда ОАО "РосОЭЗ" переведено в "дочки".

В РосОЭЗ утверждают, что к бюджетным деньгам относятся исключительно как к капвложениям, а руководство агентства тщательно контролирует отбор проектов с целью наибольшей эффективности использования бюджетных средств и в
ыделяет деньги строго на конкурсной основе. "Сейчас проводятся конкурсы на разработку проектной документации строительства инфраструктуры ОЭЗ,– доложили Ъ в агентстве.– А о проверках – мы всегда готовы к визиту контрольных органов".

Назначенный на днях новый гендиректор РВК, бывший зампред РФФИ Алексей Коробов поговорить с Ъ не смог. Однако бывший член совета директоров РВК, начальник профильного отдела МЭРТа Юрий Аммосов отреагировал весьма откровенно: "Я так понимаю, что проверяющих надо ждать в ближайшее время. Надеюсь, что нас ждет акт, а не тюрьма". Бюджетные деньги были выделены в уставный фонд РВК из инвестфонда постановлением правительства от 24 августа 2006 года. Хотя было предусмотрено выделение 15 млрд руб., перечислено было лишь 5 млрд руб., еще 10 млрд РВК должна получить в 2007 году. При этом деньги, по словам Юрия Аммосова, были перечислены "где-то 27-29 декабря 2006 года". Из-за того что операция была нестандартной, МЭРТ, Минфин и Росимущество были даже вынуждены согласовать специальную процедуру.
Сразу после получения средств на расчетный счет большая часть денег была перечислена на два депозитных счета: трех- и шестимесячный. Впрочем, господин Аммосов "не помнит точно", какие именно суммы попали на какой депозит, и затруднился ответить на вопрос о конкретном размере ставок. Единственное, что ему удалось вспомнить, что они были "конкурентные, чуть ниже ставок межбанка на тот момент". Впрочем, после многократных консультаций с господином Коробовым он сообщил, что это "коммерческая тайна". Согласно данным ЦБ на 29 декабря 2006 года, ставки MIBID находились в диапазоне от 4,04% до 5,69% в зависимости от срочности, MIBOR – от 5,76% до 7,56%, а фактические ставки MIACR – от 3,65% до 4,98%. Ставки Сбербанка по трех- и шестимесячным депозитам для физических лиц доходят до 6% и 8,25%.

Господин Аммосов рассказал Ъ, что "они выбрали ВТБ и эту схему, так как не хотели связываться с дополнительным риском", а сама схема размещения денег на депозите была "согласована со Счетной палатой". Предполагалось, что таким образом удастся сохранить сумму уставного капитала, а доход по депозиту использовать на текущие расходы РВК.
Проспект эмиссии РВК был зарегистрирован в конце января 2007 года, сразу после этого был изменен состав совета директоров. Теперь в него входят глава МЭРТа Герман Греф, замглавы Минобразования Дмитрий Ливанов, главный редактор "Независимой газеты" Константин Ремчуков, глава ФАС Игорь Артемьев и два "известных венчурных капиталиста" – Эско Ахо и Игал Эрлих (см. Ъ от 11 декабря 2006 года). Седьмым членом совета директоров и гендиректором РВК стал Алексей Коробов. До этого исполнительные функции выполнял замглавы МЭРТа Андрей Шаронов.

На вопрос Ъ, почему РВК понадобилось сначала добиваться выделения денег в инвестфонде, а лишь затем проводить конкурсы среди венчурных фондов – неужели недостаточно правительственной гарантии, Юрий Аммосов ответил: "Уровень доверия инвесторов к российскому правительству не таков, чтобы верить его гарантиям". Он пояснил, что "РВК может инвестировать только те деньги, которыми фактически располагает,– по-другому рынок не работает". На тот же вопрос в РосОЭЗ объясняют, что не имели распоряжений о том, что делать с деньгами в отсутствие руководителя, и депозит был лучшим средством их сохранения.

Коммерсантъ