Минфин выпустил письмо, в котором высказался против списания налоговых недоимок через три года. На его взгляд, эта норма вступает в противоречие с положениями Налогового кодекса, регулирующими процедуру принудительного взыскания. В частности, срок исковой давности по взысканию налога и пеней законодательством не предусмотрен.

По мнению экспертов, такую позицию иначе чем странной не назовешь, тем более что недавно сам минфин внес в Госдуму законопроект, предусматривающий возможность списания просроченной недоимки при соблюдении определенных условий. В частности предлагалось признать безнадежной недоимку, если есть вступившее в силу решение суда об утрате возможности на взыскание в связи с истечением установленного срока.

Теперь у минфина нашлись аргументы против такого предложения. Минфин справедливо отмечает, что налоговые органы не имеют законных оснований для взыскания недоимки, задолженности по пеням и штрафам, срок давности принудительного взыскания по которым истек. Однако срок давности по взысканию налога законодательство не предусматривает, пояснила Анна Кулакова, руководитель сектора арбитражной практики МКПЦН.

Какая необходимость признавать недоимку, пени и штрафы безнадежными? Представим себе, что налоговый орган вовремя выставил требование об уплате недоимки, выставил инкассовое поручение, но оно осталось без исполнения и находится в картотеке банка уже 3 года. Эта недоимка также продолжает все это время числиться в лицевой карточке налогоплательщика. Что остается сделать с такой недоимкой? "Разумный ответ - признавать недоимку безнадежной и очистить карточку лицевого счета от "мертвых" долгов", - говорит эксперт.

"Но минфин не спешит признавать безнадежной недоимку, тем самым давая понять, что шансов распрощаться с зависшими платежами у налогоплательщиков не остается", - отмечает Анна Кулакова. С ней согласен директор московского офиса компании Tax Consulting UK Эдуар Савуляк: "Минфин - структура, радеющая за наполнение бюджета и не допускающая даже мысли о том, что что-то кому-то необходимо простить". К тому же в бюджете - запланированные "дыры", и когда они "залатаются" - совсем непонятно. А с кого спросят за убыточный бюджет? С минфина, конечно! Вот минфин и отстаивает позицию, чтобы каждая копеечка, которой положено попасть в копилку дефицитного бюджета, не прошла мимо.

"С другой стороны, есть ФНС (а также служба судебных приставов и ФТС), которые призваны бюджет наполнять. Но с наполнением проблемы, в большей степени из-за того, что платить налогоплательщику-недоимщику нечем. В итоге каждая из фискальных служб (ФНС, ФТС и ФССП) имеет дело с многомиллиардными безнадежными недоимками, которые взыскать не могут много лет,в данном случае более 3 лет", - возмущается Эдуард Савуляк. "Налоговые органы просто коллекционируют информацию о налоговых долгах компаний, которые взыскать не представляется возможным", - отмечает Тимур Унароков из "Интерком-Аудит".

"В нормальной, реальной жизни безнадежные долги списываются (банками, кредиторами), а такие должники банкротятся. В ситуации, описанной выше, должников уже нет давно: обанкрочены, ликвидированы или пропали, а долги все числятся. Фискалы ничего поделать не могут, а минфин их и слышать не хочет",- говорит Эдуард Савуляк. Абсурдность ситуации может продемонстрировать следующий факт. По данным Федеральной службы судебных приставов, средний размер долга физических лиц-недоимщиков, который приходится взыскивать, составляет 10 копеек, а затраты на взыскание составляют порядка 300 рублей. Весной этого года ФССП тоже просил списывать такие долги, но минфин ответил отказом.