Парламент Югры узаконил новые ставки налога на игорный бизнес. Азартные игры жителям нефтяной провинции выльются теперь в копеечку.

Борьба за праведный образ жизни в нашей стране началась несколько лет назад. Еще два года назад Государственная Дума РФ приняла закон “О государственном регулировании деятельности по организации азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации”. В существующей редакции тот закон фактически запрещает после 1 июля 2009-го деятельность всех игорных заведений вне специально созданных игорных зон. Таковых планируется создать четыре, разместятся они преимущественно в приграничных территориях.

В свою очередь регионы регулируют игорную деятельность на собственных территориях. Югорские парламентарии с этого года поставили вне закона залы игровых автоматов. Закрытие этих залов и перевод их в формат казино уже привели к более чем двукратному сокращению “одноруких бандитов”, зарегистрированных в налоговых органах. С 7616 до 3306 единиц. Вместе с тем количество игровых столов в северной автономии по сравнению с прошлым годом возросло с 86 до 279.

Подобное развитие подтолкнуло правительство Югры к установлению максимально возможных ставок на игорный бизнес. В частности, за один игровой стол предпринимателю придется платить в окружную казну не 50 тысяч, а 125 тысяч рублей ежемесячно.

Что касается ставки налога за один игровой автомат, то она изначально была максимальной (7500 рублей в месяц), а потому остается без изменений. Впрочем, закон вступит в силу с 1 января 2009-го. Более высокие ставки, судя по оценкам окружного департамента экономической политики, позволят в следующем году “дополнительно привлечь в доход бюджета автономного округа 125,6 млн. рублей”.

Павел Завальный, зампред думской комиссии по бюджету, финансам и экономической политике, генеральный директор ООО “Газпром трансгаз Югорск”, лишь уточнил цели правительства: “Мы хотим законным образом кончить этот вид бизнеса или собрать в казну дополнительные доходы?” Как пояснил Павел Сидоров, первый заместитель директора департамента экономической политики, цель одна — после 1 июля 2009-го свернуть данный бизнес в России, загнав его в своеобразные резервации.

Юрий Важенин, председатель думской комиссии по регламенту, вопросам депутатской деятельности и этике, генеральный директор “Газпром переработки”, усомнился в реальности целей, заметив, что тот, кто играл, он и будет играть. Депутат Сергей Кандаков, председатель совета директоров “Сургутгазстроя”, поддержал коллегу. В Госдуме уже подготовлен законопроект, предполагающий продление срока действия игорных заведений в стране.

— Кто бы сомневался! — заявил Юрий Важенин. — Разве Москва откажется от таких доходов?

Депутат Михаил Гнетов, урайский предприниматель, занимающийся помимо всего прочего еще и организацией игорного бизнеса, попросил месяца через три после вступления закона в силу представить аналитическую информацию. Ведь в казино должно быть не менее десяти столов. Следовательно, вместо нынешних пятисот тысяч рублей предприниматель должен будет отчислять в бюджет ежемесячно не менее 1,25 миллиона.

Петр Сидоров готов представить любую информацию. Специальная правительственная комиссия отслеживает происходящие процессы. Игорный бизнес успешно адаптируется к ситуации. Экономисты считают, что налог особо не обременит владельцев. Бизнес этот сверхрентабелен.

Изменения в закон одобрены единогласно. Такое единодушие Дмитрий Мизгулин, председатель думской комиссии по бюджету, финансам и экономической политике, президент Ханты-Мансийского банка, объяснил тем, что данные изменения никоим образом не касаются социально незащищенных слоев населения.