Статья 82 Налогового кодекса РФ об обмене информацией между налоговым органом и следствием не должна подменять порядок возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям, описанный в статье 32 НК.

Об этом говорится в письме на имя уполномоченного при Президенте России по защите прав предпринимателей Бориса Титова за подписью первого заместителя Генерального прокурора Анатолия Разинкина.

Ранее Титов направлял в Генеральную прокуратуру предложение создать рабочую группу для разработки изменений в Налоговый кодекс РФ. Эти изменения, по замыслу бизнес-омбудсмена, должны были устранить правовую неопределенность, позволяющую следственным органам возбуждать уголовные дела о налоговых преступлениях еще до того, как решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения вступило в силу.

Аналогичную проблему Титов ставил и в письме на имя замминистра финансов Алексея Сазанова. С прошлого года в Уголовно-процессуальном кодексе РФ появились изменения, согласно которым уголовные дела по статьям 198 – 199.2 УК могут быть возбуждены только на основании материалов, направленных в следствие налоговыми органами, напоминал уполномоченный. Порядок направления таких материалов регламентируется пунктом 3 статьи 32 Налогового кодекса РФ – не ранее, чем через 75 дней со дня вступления в силу решения налогового органа о привлечении налогоплательщика к ответственности. В свою очередь, статья 101 НК РФ описывает порядок вступления в силу решения о привлечении к ответственности – «по истечении одного месяца со дня вручения». А статья 101.2 НК РФ уточняет, что при его обжаловании в апелляционном порядке (в вышестоящем налоговом органе) срок вступления решения в силу переносится на момент, когда свою позицию по нему выскажет вышестоящий орган. 

Тем не менее, на практике этот порядок нарушается, подчеркивал Титов. В подобных случаях следствие ссылается на пункт 3 статьи 82 НК РФ, согласно которому налоговые и следственные органы информируют друг друга об имеющихся у них материалах о нарушениях законодательства о налогах и сборах «в порядке, определяемом по соглашению между ними».

Из ответа Анатолия Разинкина следует, что генеральная прокуратура отдает однозначный приоритет статье 32. «Статья 82 НК РФ, упомянутая в обращении, регулирует порядок взаимодействия между соответствующими государственными органами по обмену информацией об имеющихся у них материалах о нарушениях законодательства о налогах и сборах и налоговых преступлениях, о принятых мерах по их пресечению, о проводимых ими налоговых проверках, – пишет первый заместитель генпрокурора. – Следовательно, данная норма не подменяет императивные требования пункта 3 статьи 32 НК РФ об обязанности налоговых органов направлять материалы в следственные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. При этом решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения должно вступить в законную силу и полномочия по взысканию недоимки налоговыми органами реализованы».

«Осталось понять, считает ли надзорное ведомство процессуальными нарушениями те случаи, когда уголовные дела по налоговым преступлениям возбуждались по материалам, поступившим в следственный орган до вступления в силу решения о наличии налогового правонарушения, – прокомментировал ситуацию сам Борис Титов. – Практика показывает, что таких фактов достаточно».

«Ответ Генеральной прокуратуры даёт надежду, что передача материалов вернётся в установленные законодательные рамки, – добавляет руководитель аналитической службы «Пепеляев Групп» Вадим Зарипов. – А изменения правил, если таковые потребуются, будут осуществляться не письмами ФНС, а изменениями в Налоговый кодекс. В письме Разинкина есть ключевой момент – порядок статьи 32 НК должен главенствовать. Надеюсь, это даст юристам, чьи клиенты обвиняются в налоговых преступлениях, дополнительную аргументацию в защиту своей позиции».