Добровольно ликвидировать юридическое лицо становится всё сложнее. Это приводит к появлению серых схем ухода компаний с рынка.

Учредители юрлиц, которым было отказано налоговыми органами в ликвидации, всё чаще оспаривают подобные решения в судах. И добиваются принудительной ликвидации с одновременным списанием задолженностей.

В конце минувшего года АО "Электромонтаж–55" в кассационной инстанции добилось собственной добровольной ликвидации. Процесс занял более полутора лет: первоначально налоговые органы отказали обществу в исключении из ЕГРЮЛ из–за наличия долга перед комитетом имущественных отношений Петербурга. Компания оспорила решение в арбитражном суде, который занял сторону Федеральной налоговой службы. Затем последовала апелляционная инстанция, подкреплённая кассационной: суд счёл недоказанным факт наличия задолженности перед бюджетом в 17 млн рублей, учёл истекший срок исковой давности и принудил налоговиков ликвидировать общество.

Строгая процедура

Этот пример, впрочем, не является массовым: ликвидированное общество относится к крупному бизнесу, и его собственники, очевидно, готовы были нести определённые финансовые и временные затраты. Представители малого бизнеса, не обладающие подобными ресурсами, стараются прибегать к более дешёвым инструментам. В обоих случаях проигрывает бюджет, который и недополучает налоги. Согласно публично доступным данным, только за 2022 год размер списанной задолженности юрлиц в Петербурге превысил 7 млрд рублей.

"Чтобы доказать свою правоту, общества несут дополнительные расходы в ходе судебного разбирательства, такие как оплата государственной пошлины, услуг юристов. И по–прежнему нужно сдавать отчётность, платить налоги и сборы, — говорит Дмитрий Кузнецов, генеральный директор аудиторско–консалтинговой группы “1.2.3 Консалтинг групп”. — Всё это говорит о том, что необходимо дальнейшее совершенствование законодательства, регулирующего госрегистрацию юрлиц и ИП, — чтобы исключить формальный подход регистрирующего органа".

Механизм закрытия бизнеса строго регламентирован и прописан в законодательстве. Считается, что после принятия решения о ликвидации юрлица его собственники должны рассчитаться перед контрагентами, погасить все задолженности перед бюджетом. И только после этого они могут получать вожделенную выписку из ЕГРЮЛ о прекращении деятельности. Но всегда есть нюансы.

Регистрирующий орган (налоговая инспекция) после получения заявления о ликвидации проверяет (или должен проверять) наличие долгов перед бюджетом, а также информацию о неоконченных судебных или исполнительных производствах. Данные запрашиваются в порядке межведомственного взаимодействия. Также ФНС должна сверить задолженность по ликвидационному балансу, представленному самой организацией. Если долги не будут обнаружены, то принимается решение о ликвидации и исключении из ЕГРЮЛ. Если обнаружены, то в ликвидации будет отказано.

Чаще всего отказы происходят по причине того, что кредиторы, даже пропустив установленный законом двухмесячный срок с даты публикации уведомления о ликвидации, подают ходатайства о включении своих требований в промежуточный ликвидационный баланс. И суды идут им навстречу. Исходя из этого налоговики стали чаще отказывать: несмотря на прописанные сроки, любой кредитор общества может помешать его ликвидации, даже если наличие задолженности никак не подтверждено в судебных инстанциях. Хотя, как показывает практика, существуют успешные примеры ликвидации компаний с долгами, в том числе и перед бюджетом.

Услуги посредников

Интернет пестрит предложениями посредников, которые предлагают услуги как "белой" ликвидации, так и окололегальной. Последняя предполагает смену учредителя и директора и последующую перерегистрацию общества по новому адресу, желательно — в другом регионе под юрисдикцией другой налоговой инспекции. И таким предложением чаще пользуются представители малого бизнеса, которые понимают, что не смогут нести судебные расходы, если по каким–то причинам налоговая откажет. Или не обладают ресурсами для погашения всех начисленных долгов и пеней перед государством.

Впрочем, последствия окололегальных схем давно известны: в случае, если у налоговых органов со временем возникнут финансовые претензии, инспекция, как правило, будет привлекать к субсидиарной ответственности не только новых владельцев, но и всех предыдущих.

Существует и третий способ, как избежать погашения долгов перед бюджетом. Юрлицо может подать на добровольное банкротство, и тогда в теории задолженность будет списана (за 2022 год по таким случаям бюджет Петербурга недополучил 79 млн рублей против 380 млн годом ранее).

Тем не менее ни один из опрошенных "ДП" экспертов не сумел назвать примерный размер долга, до превышения которого налоговики банально не будут биться за бюджетные средства и просто его спишут. В качестве противопоставления можно привести сложившуюся практику в процедуре банкротства физических лиц: кредиторы практически не принимают участия в процессе, если долг заёмщика меньше пары–тройки сотен тысяч рублей и не обеспечен каким–либо ликвидным имуществом. Расходы на взыскание просто не будут покрыты полученными в ходе конкурсных процедур средствами. Аналогично и с ликвидацией юрлиц: есть некие подлимитные суммы, ниже которых долги перед государством могут быть списаны без последствий. Но этот размер, разумеется, не формализован.

Принудить к закрытию

По данным ФНС, в 2022 году в Петербурге из ЕГРЮЛ исключены 26 тыс. компаний, из которых 5,8 тыс. прошли через процедуру ликвидации. Это составляет около 22% от общего количества. Подавляющее число по–прежнему исключается по решению регистрирующего органа, в том числе из–за обнаруженных недостоверных сведений или по причине неосуществления деятельности более года.

"Ликвидация организации по действующему закону может проходить либо по инициативе самого общества (добровольная), либо по инициативе государственных органов (принудительная). В последнем случае ФНС может ликвидировать общество как недействующее, — поясняет Олег Лодянов, старший юрист Rightmark Group. — И в том, и в другом случае возникают вопросы, связанные с возможностью ликвидировать компанию с долгами".

Точное количество организаций, которым после ликвидации были списаны долги в Петербурге, неизвестно. Однако известен размер недополученных федеральным и региональным бюджетами денег: в налоговой статистике фигурируют 5,3 млрд рублей безнадёжной и списанной задолженности за 2022 год. При этом сумма списанной задолженности при ликвидации по инициативе налоговых органов в 3 раза меньше — 1,8 млрд.

"Добровольная ликвидация с долгами перед бюджетом практически исключена. О задолженности по налогам и сборам регистрирующий орган гарантированно узнает, — рассказывает Олег Лодянов. — Правда, возможно, что организация будет ликвидирована в принудительном порядке, если компания будет признана недействующей, а долги перед бюджетом — безнадёжными к взысканию".

При ликвидации бизнеса сложился очевидный перекос в виде необоснованных преференций госорганам, которые умудряются предъявлять компаниям необоснованные требования. И бизнес обязан не только соблюсти формальную процедуру, но ещё и постоянно доказывать свою добросовестность. Кроме того, предприниматель постоянно рискует быть привлечённым к субсидиарной ответственности. Притом что неправомерное поведение госоргана ничем лично должностному лицу не грозит. Максимум — взыщут убытки с бюджета. Пройти легальную процедуру ликвидации весьма сложно. Деятельность бизнеса в связи с ужесточением налогового и уголовного законодательства становится весьма рискованной, в связи с чем и появились альтернативные, а по факту нелегальные способы ликвидации. Это изменение состава участников (акционеров) юрлица или просто "бросание" компании в надежде, что проблемы, связанные с такими действиями, минуют бывших владельцев. Лазейки в законодательных механизмах по сроку уведомления при ликвидации нет. Срок достаточный и предполагает активную позицию кредиторов, причём любых, что правильно. Суды неоднократно разъясняли, что разумный кредитор интересуется судьбой своей дебиторской задолженности, а пассивная позиция влечёт негативный результат.

Андрей Логвинович, заведующий базовой кафедрой антикризисного управления и финансового оздоровления Международного банковского института имени Анатолия Собчака

В последнее время ликвидировать предприятие стало ещё сложнее. Похоже, налоговые органы вообще ничего не хотят менять. Они с одинаковым удовольствием препятствуют как регистрации нового юрлица, так и ликвидации действующих. Более того, в механизме ликвидации действия госорганов поддерживают ещё и кредиторы этих юрлиц. И если раньше действовало жёсткое правило scream or die, которое означало, что необращение кредитора со своими требованиями к ликвидируемому предприятию все долги "прощало", то теперь практика изменилась кардинально. Не важно, перед кем у тебя долг — перед ФНС или обычным контрагентом. Если ты ликвидировал юрлицо в условиях молчания со стороны кредиторов, они могут просто предъявить иск о привлечении бенефициаров к субсидиарной ответственности. И суды очень охотно теперь эти иски удовлетворяют, ссылаясь на то, что руководитель юрлица не может не знать о наличии непогашенных долгов. И, действуя добросовестно, сам должен ходить за своими кредиторами и включать данные обязательства в ликвидационный баланс ликвидируемого общества. К счастью для бизнеса, подход налоговой "не проверять бесперспективное" никуда не делся. И достаточно погасить уже начисленные налоги, почти не опасаясь за доначисления. Да и вынужденное обращение с заявлением о собственном банкротстве юрлица не так уж страшно, если его тщательно сопровождать.

Владимир Полуянов, партнёр Апелляционного центра

Спрос на ликвидацию компаний по итогам прошлого года, по нашим ощущениям, увеличился примерно на 20%. Запросы на серые схемы, которые реализуются через смену директора, учредителя или "прописки" юрлица, тоже есть. Но мы с такими клиентами не работаем. Хотя видим, что такие способы востребованы в одном из 10 случаев. Ликвидировать бизнес всегда немного грустнее, чем регистрировать. И хочется верить, что большинство предпринимателей создают бизнес, чтобы работать.

Александр Вдовин, главный юрист юридическо–бухгалтерской компании "Бизнес диалог"

Всё чаще для расчётов в процессе ликвидации используется нотариальный депозит. Причём такой инструмент применяется зеркально в ситуации, когда, например, происходит банкротство организации, а один из кредиторов ликвидирован. Так и в случаях ликвидации юридического лица при невозможности произвести исполнение обязательства непосредственно кредитору. С даты внесения денег на нотариальный депозит обязательства перед кредитором считаются исполненными, что, как следствие, не будет препятствием для ликвидации либо исключит возможность дальнейшего предъявления претензий кредиторами.

Иван Соколов, нотариус