Участник связан с другими – "нечистыми" – фирмами: нельзя отказать в смене адреса
© anekdotov.net

Также суды указали, что не является поводом для отказа в госрегистрации неуказание номера квартиры, если адрес относится к "частному" дому.

Фирма существовала с 2013 года, а весной 2019-го ее единственным участником и директором стал гражданин В. Через пару месяцев он попытался сменить юрадрес фирмы на адрес своего места жительства, и ему это не удалось.

Во-первых, регистрирующий орган указал, что по этому адресу находится еще несколько юрлиц, связь с которыми невозможна. Сославшись на пункт 2 постановления пленума ВАС от 30.07.2013 № 61 о достоверности адресов, налоговики отметили, что адрес является массовым, используемым без намерения обеспечить связь с организацией. Во-вторых, адрес оканчивался номером дома и не содержал более никаких уточняющих элементов, указывавших бы на конкретное строение, офис, квартиру. То есть, сами по себе сведения об адресе недостоверны.

В-третьих, гражданину В. принадлежали и другие фирмы (причем, не те же самые, что зарегистрированы по спорному адресу), которые не сдавали налоговую отчетность, не вели реальной деятельности. Сам гражданин, согласно выводам налоговиков, был замечен в участии в схемах по уходу от налогообложения. И новую фирму В. приобрел без намерения вести реальный бизнес.

Истцом в суде высупил сам гражданин В. (не фирма), и в двух инстанциях сумел доказать неправоту инспекции (дело № А74-12137/2019). Сам он прописан по спорному адресу, это – жилой дом площадью 35 кв метров, принадлежащий его супруге. Ее согласие на регистрацию фирмы имеется. Адрес соответствует прописке, и никакого деления на квартиры или другие объекты адресации там быть не может.

Налоговики отмахивались – на 35 квадратах не может размещаться 5 фирм (три из них там уже числились, а на две поданы документы). Аргументом истца оказалось наличие пристройки к дому – на нее имелся техпаспорт, также В. заверил суд в намерении зарегистрировать реконструкцию дома. Это в суде сработало.

Фирмы, которые "висели" на В. – в прошлом. Одну он продал аж в 2009 году, до этого она работала без нарушений, а что с нею стало после продажи – не его вина. Вторую он намеревался закрыть и поэтому не сдавал отчетность – чтобы инспекция ликвидировала фирму сама. Третья фирма оказалась на нем после дисквалификации его жены.

Суды отметили, что налоговые нарушения директора и участника организации не являются основаниями для отказа в госрегистрации адреса. За налоговые "грешки" В. должен отвечать по налоговому же законодательству, с которым не следует путать вопросы госрегистрации. Другие аргументы ИФНС в судах тоже были разбиты.

Это дело попало в очередной обзор судебной практики с участием регистрирующих органов, составленный ФНС (обзор № 2 за 2020 год, письмо от 31.07.2020 № КВ-4-14/12315@).