Налоговики пытались взыскать с организации налог, пени и штрафы, которые доначислили по итогам проверки, ведь добровольно требование не было исполнено. Компания ссылалась на то, что инспекция затянула сроки проверки и утратила право на взыскание. Разбираясь в ситуации, ВС РФ сформулировал такой подход.

Меры принудительного взыскания по НК РФ - это последовательные этапы единого порядка. Есть две разные административные процедуры: производство по делу о нарушении налогового законодательства и исполнение решения, которое приняли по результатам такого производства.

Когда проверяют сроки взыскания, оценивают своевременность действий инспекции на стадии исполнения решения. Сроки здесь начинают течь с выставления требования об уплате налога. Поэтому само по себе нарушение срока проверки не имеет значения при оценке правомерности действий налоговиков на стадии взыскания задолженности, ведь оно может произойти по разным причинам (долгий ответ от иностранных органов, непоступление ответов на запросы налоговиков, обеспечение прав налогоплательщика на ознакомление с результатами проверки и т.д.).

Однако длительный срок самой налоговой проверки могут признать недопустимым, если в результате мер налогового контроля становится слишком много или они не ограничены по времени. Для этого в НК РФ установили двухлетний предельный срок, после истечения которого инспекция теряет возможность взыскания. Этот период начинается с момента истечения срока на добровольное исполнение требования по уплате налога и поглощает иные сроки промежуточных действий по взысканию.

Таким образом, нарушение сроков проверки не лишает инспекцию права на взыскание, но ограничивает возможность этого взыскания пределами двух лет.

По обстоятельствам спора выяснилось, что камеральная проверка шла дольше на 4 месяца. Однако двухлетний срок инспекция не нарушила. Значит, взыскивать недоимку она могла.