Люди перестали рассуждать о карьере, как раньше — взахлеб. Заметили? «Остаться бы при своем, пережить, переждать, надеясь на лучшее», - так думают те, кто уцелел после массовых увольнений конца прошлого — начала текущего года. «Найти работу хотя бы на уровне прежней», - без особой надежды рассуждают безработные.

А теперь, перенесемся на полтора-два года назад, когда мысли о старт-апах и инновациях не выходили из корпоративного сознания. СМИ кадровой направленности расписывали преимущества дискретной стратегии развития менеджера, суть которой состоит в том, чтобы менять работу как можно чаще, обогащая свое CV упоминаниями компаний-работодателей и громкокипящих проектов. Это и правда работало.

«Уже год на одном месте сижу. Заскучал, потолка достиг. Пора уже в коммерческие, да и денег маловато. Посоветуешь что?», - с деланым пафосом и, закатыя глаза, жаловался за чашкой кофе мой старый приятель Максим, сейлз по профессии и призванию. Два года назад, когда и произошел этот совершенно обыденный разговор, такая постановка вопроса нисколько меня не смутила, но эту фразу я почему-то запомнил. Человек с хорошим резюме и опытом был на расхват, тем более Макс, на счету которого были должности в дюжине отечественных компаний и одной большой западной. Тогда мой собеседник нашел работу в одном из ИТ-стартапов, как только обозначил свое присутствие на одном из сайтов поиска работы.

  • Легкие деньги

В те «жирные» времена отлично работала «голливудская модель» бизнеса. Толстосумы, так или иначе связанные с нефте-газовыми денежными потоками, были настроены на «прикольные» инвестиции. Из десяти новых проектов выживало два, а по-настоящему успешным в становился один. Об окончательном успехе или хотя бы безубыточности не задумывался никто. Инвестор избавлялся от лишних денег, не желая покупать очередной Maybach или яхту какой-нибудь Astondoa. Выстрелит капвложение — о'кей, а на «нет» и суда нет.

Не интересовала выживаемость проектов и наемных работников, мечтавших сорвать куш и получить ту саму заветную строчку в резюме, чтобы уйти на очередное повышение. Мы руководствовались логикой самоценности опыта: на работу возьмут в любом случае, - чем больше «опытов», тем вернее возьмут. Каждый предыдущий проект, даже неудачный, автоматически означал должностное и зарплатное повышение. Конечно, самые благоразумные карьеристы старались учитывать фактор надежности и осмысленности своего движения. Но, по большому счету, результативность не была так уж важна для роста.

Недавно Сергей Когогин, гендиректор «Камаза», в одном из интервью рассказал, что запретил у себя на работе использовать термин «стратегическое планирование». «Мы все работаем в режиме квартального плана. Предполагать бессмысленно», - слова Когогина. Интересно получается: если большой бизнес не заботится о стратегии (во всяком случае, «железной» и неизменной), то и наши с вами карьерные планы должны каким-то образом скорректироваться.

Говоря метафорически, мы питались энергией будущего. Теперь, похоже, модель космически быстрого роста и четкого планирования исчерпывает себя. Мы успокоилсь. Это не означает, что случаев сверхзвуковой карьеры и благодатных сюжетов для столь любимых читателями «историй успеха» не будет. Но они перестанут быть нормой ожиданий для всех и каждого. Мне кажется, это даже неплохо.

  • Куда девались «счастливцы»?

А теперь другая гипотеза. Изчезновение карьерной сверхмотивации — это часть более общего процесса. И обусловлен он не столько кризисом, сколько другим глубинным явлением. Я говорю о закате эры традиционного технократического менеджмента, растворении мифологии карьерного и бизнес-успеха. Ерунда, скажете вы? Возможно, но вот один примечательный факт.

Большинство бинес-гуру сегодня ушли в тень. Те, кто еще на плаву, отдаляются от идей в стиле funk, проповедуя возврат к суровой этике в духе протестантизма. Бизнес-литература выходит из моды. Люди не верят в гуру и не покупают их книг. Из списков бестселлеров в США (по данным Publishers Weekly) начисто выпали бизнес-книги с претенциозными названия, вроде “Работай с огоньком”, “От хорошего к великому”, “Менеджер мафии” и т.п. Резко растет спрос на литературу, пропагандирующую гуманитарное, но не менеджерское знание.

Нет, управление процессами будет актуально всегда, бизнес не впадет в анархию и не станет войной одиноких охотников. Просто мягкое кресло в кабинете CEO перестанет ассоциироваться с центром карьерных устремлений человека. Возможно, вскоре отношение к специальности «Менеджмент организации» будет приблизительно такое же, как к «марксизму-ленинизму» в 90-е.

А теперь от мыслей к выводам. Если все обстоит так, как я обрисовал, то соискатель непременно изменится. Во-первых, снизив зарплатние ожидания . Во-вторых изменится система трудовых ценностей, когда, условно говоря, установка карьериста на «$10 000 к 30 годам» перестанет срабатывать.

Знаете, что я заметил, недавно посетив Рим? Официантов и младших отельеров. Они ничуть не стыдятся своей работы, некоторые ее просто обожают. В Москве же официантская профессия воспринимается исключительно как промежуточный пункт для подрабатывающих студентов. Теперь работодатель будет подбирать не супергероев, а «мастеров», которые любят свое занятие. Надеюсь, и соикатели в свою очередь примут новые правила игры. Людям необходимо воспитать в себе отношение к работе не как к средству достижения статусных и финансовых целей. Нужно ценить ее саму по себе.