Надбавки не были гарантированы трудовым договором и вводились временно. Так что суды не увидели нарушения прав работницы.

Гражданка работала юрисконсультом в больнице с окладом 53 тысячи рублей в месяц. В 2021 году приказом работодателя ей были установлены надбавки:

  • персональная в размере 75% от оклада
  • за увеличение объема работ в размере 10%.

Просуществовали эти надбавки примерно около года, а затем работодатель своим приказом отменил их. Сотрудница направилась в суд с тем, чтобы потребовать перерасчета оплаты труда с учётом надбавок, взыскания процентов за нарушение срока выплаты этой части зарплаты, компенсации морального вреда, а также признания недействительным приказа об отмене надбавок.

Работница считала, что объём её работы не уменьшился, но работодатель утверждал обратное – считал, что объём работ, выполняемых юридическим отделом, снизился в три раза. Объём закупочных процедур и количество заключённых договоров увеличивались временно в тот период, на который были введены надбавки.

Кроме того, согласно данным, полученным из программы времени прихода и ухода с рабочего места, истица нарушала правила внутреннего трудового распорядка – приходила с опозданием и уходила раньше времени.

Суды указали, что в трудовом договоре обязанность работодателя по выплате персональной надбавки не установлена. Локальный акт работодателя предусматривает, что персональная надбавка является стимулирующей выплатой, вводится на определённый период времени в зависимости от объёма задач сотрудника и финансовых возможностей учреждения. Спорные надбавки не являются гарантированными, а их отмена не содержит признаков дискриминации, поскольку аналогичные надбавки отменялись и в отношении иных работников.

Также суды не увидели нарушения в том, что об отмене надбавок истица не была уведомлена за два месяца, а работодатель сделал это в одностороннем порядке. Суды решили, что у работодателя в данном случае не было обязанности посовещаться или предупредить, а сотрудница неверно истолковала нормы права. Таким образом, ей было отказано в трёх инстанциях (определение 2-го КСОЮ от 04.04.2023 N 88-8283/2023).