По оценкам экспертов Института экономической политики имени Гайдара, до трети российских промышленных предприятий могут столкнуться с рекордной нехваткой кадров из-за частичной мобилизации: это самый низкий показатель состояния рынка труда по этому параметру за последние 30 лет, с 1993 года. Рекордным является оценка дефицита кадров в легкой промышленности, но в отраслевом разрезе нехватка рабочих рук неоднородна. В корпоративных HR-отделах проблему считают скорее преувеличенной, а треть опрошенных Институтом Гайдара компаний уверены, что с последствиями удастся справиться только более интенсивным поиском новых сотрудников.

После окончания в РФ частичной мобилизации российская промышленность пожаловалась на рекордный за последние 30 лет дефицит кадров. Такой вывод можно сделать из доклада экспертов Института экономической политики имени Гайдара, который был представлен вчера на научном семинаре института завлабораторией конъюнктурных опросов организации Сергеем Цухло.

Как следует из данных конъюнктурных опросов Института имени Гайдара (последний из них проведен в октябре), одной из отраслей, наиболее зафиксировавших ощутимую нехватку работников после мобилизации, оказалась российская промышленность. Так, показатель баланса оценок достаточности кадров по итогам месяца оказался в «глубоком минусе» (–30% в балансе ответов), из чего следует, что с этой проблемой столкнулось порядка трети промышленности.

Самый большой дефицит кадров, как указывают авторы доклада, был зафиксирован на предприятиях легкой промышленности (–70%), в машиностроении (–35%) и на пищевых производствах (–25%).

Предыдущее падение оценок достаточности кадров (–26%) состоялось в феврале этого года. Авторы доклада связывают его с оптимизмом предприятий относительно выхода из «ковидного» кризиса. Еще одно падение оценок — в 2007 году (–27%). Таким образом, по словам представителей промышленности, нынешний уровень обеспеченности отрасли кадрами оказался самым низким за все время проведения конъюнктурных опросов института, то есть за последние 30 лет — с 1993 года.

Оценивая последствия нехватки кадров, в качестве ее главного последствия промышленники назвали невозможность увеличить объем выпуска продукции даже в условиях возможного роста спроса. Об этом заявили 48% опрошенных, за год этот показатель вырос на 15 процентных пунктов. Еще 30% заявили, что нехватка рук скажется на качестве их товаров, 22% опасаются, что в ближайшее время им придется снижать объем производства даже относительно текущего уровня. Впрочем, 33% опрошенных заявили, что видят основным последствием нехватки кадров необходимость более интенсивного поиска новых сотрудников — и считают эту задачу вполне выполнимой.

В то же время рекрутинговые порталы — основные площадки для поиска «синих воротничков» — разошлись во мнении, насколько такая самооценка промышленниками состояния своих производств реалистична.

Так, руководитель направления клиентской эффективности hh.ru Наталья Данина отмечает, что, хотя нехватка инженеров различных специализаций, а также узких производственных специалистов началась не вчера, сейчас, по данным портала, на одну вакансию специалиста, например, инженерно-технического профиля приходится «всего два резюме». По ее словам, хотя сейчас уровень спроса на промышленные кадры ниже, чем в феврале этого года, он растет.

Иную картину демонстрирует статистика портала Superjob — как объясняет руководитель исследовательского центра организации Наталья Голованова, число вакансий в промышленности за последний месяц немного снизилось (минус 4%). «Отрасль оценивает последствия мобилизации. Вероятно, на представленные в исследовании цифры повлияла эмоциональная составляющая, поскольку руководители так же, как и все мы, подвержены стрессу»,— говорит она. В пользу некоторого преувеличения оценок последствий мобилизации также говорят и результаты опроса своих компаний-членов Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП): в середине октября около 60% компаний не заметили влияния мобилизации на обеспеченность кадрами, 40% не ждали изменений ситуации и в будущем (подробнее см. “Ъ” от 2 ноября).

Нехватка информации вполне достоверно объясняет невозможность как-то оперативно адаптировать и саму стратегию отбора мобилизованных — как уже писал “Ъ”, в условиях неясной работы механизма бронирования многие компании попытались использовать для сохранения работников не его, а публичные обращения к правительству с просьбами о внедрении иных подходов. Это мало изменило изначальную позицию Минобороны — в ответ на часть таких обращений от профсоюзов ведомство отвечало, что не будет мобилизовывать более трети работников с одного предприятия, но и этот механизм так и не был разработан в деталях.