Верховный суд России в ходе рассмотрения конкретного дела отменил решения нижестоящих инстанций, которые обязывали некое адвокатское бюро вернуть завышенный, по мнению истцов, гонорар. Цена вопроса - 11 миллионов рублей. Однако, как подчеркнули адвокаты, их помощь помогла клиенту защититься от претензий размером в 900 миллионов рублей. На этом фоне вознаграждение уже не выглядит каким-то астрономическим.

Как рассказал член Ассоциации юристов России, управляющий партнер адвокатской группы Ватаманюк&Партнеры Владислав Ватаманюк, в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ затронут важный для правоприменительной практики и адвокатского сообщества вопрос: можно ли оспаривать соглашения об оказании юридической помощи, заключенные между адвокатом и лицом, которое впоследствии признанно банкротом. Если кредиторы могут так легко заставить адвоката вернуть в кассу гонорар, полученный от должника, то юридическая помощь юрлицам, испытывающим какие-то трудности, может стать опасной задачей. В смысле: бесплатным трудом.

Однако в данном случае Судебная коллегия Верховного суда согласилась с тем, что соглашение, заключенное между адвокатским бюро и должником, было надлежащим образом исполнено. "Но заключение было обусловлено необходимостью защиты прав и законных интересов должника в рамках дела, рассматриваемого в зарубежном суде, - рассказывает Владислав Ватаманюк. - Отмечу, что по заключенному соглашению адвокатское бюро обязалось представлять интересы должника самостоятельно, а также с привлечением зарубежных юристов в иностранном суде в рамках дела о взыскании с должника суммы, свыше 900 000 000 рублей". С делом адвокаты бюро успешно справилось, что подтверждается судебными актами. А расходы подтверждаются в том числе платежными документами о привлечении к участию в деле иностранных специалистов.

"Решение важно поскольку представляет собой очередной шаг на пути защиты интересов адвокатской корпорации, пресечения необоснованных случаев оспаривания конкурсными управляющими соглашений об оказании юридической помощи, заключенных между должником и адвокатом (адвокатами) на значительную сумму денежных средств, - считает Владислав Ватаманюк. - Его принятие подчеркивает, что оказание юридической помощи лицу, оказавшемуся в сложном финансовом положении, является профессиональной обязанностью адвоката. Противоположный подход, при котором адвокат под страхом недействительности сделки не вправе заключать соглашение об оказании юридической помощи с лицом, находящимся в трудном финансовом положении, фактически сводится к блокированию надлежащего доступа к правосудию указанной категории граждан и юридических лиц".

По его словам, размер вознаграждения определяется индивидуально, в зависимости от конкретных обстоятельств дела. "Как правило, в качестве критерия разумности вознаграждения берутся во внимание расценки, существующие на рынке юридических услуг, - продолжает член АЮР. - Между тем они не могут служить единственным доказательством разумности, так как во внимание также должны приниматься и другие обстоятельства, такие как, например, правовая и фактическая сложность дела, необходимость применения норм иностранного права".

В свою очередь, адвокат, партнер ООО "Правовая группа" Владимир Шалаев подчеркивает, что, к сожалению, нередки случаи, когда по банкротным основаниям оспариваются выплаты юристам и адвокатам. "Нередки и случаи, когда суды приходили к выводу о том, что услуги оказывались адвокатом в интересах работника банкрота (например, в рамках уголовного дела), как следствие, взыскивали с адвокатов их заработок", говорит он. В данном деле нижестоящие инстанции, по его словам, не учли наличие экономической выгоды у должника, при этом, гонорар составил около одного процента от размера исковых требований, предъявленных к должнику. "Хотя десять процентов от размера экономической выгоды, достигнутой по результатам оказания услуг является довольно стандартным гонораром для рынка", говорит адвокат.