Предстоящий постепенный переход к использованию глобальных стандартов, разработанных Фондом МСФО, будет основным вызовом для российских компаний, публикующих отчетность об устойчивом развитии, считает начальник Управления развития корпоративных отношений Банка России Андрей Якушин.

Он высказал это мнение на семинаре "Нефинансовая отчетность за 2022 год: вызовы и решения", организованном Комитетом по интегрированной отчетности и НИУ ВШЭ.

Данные опросов, публиковавшихся ЦБ, говорят о том, что сейчас российские компании используют для раскрытия ESG-информации в основном международные стандарты GRI.

Новые единые международные стандарты, которые должны опубликовать в июне, предусматривают обязательное раскрытие компаниями информации по Scope 2, то есть о выбросах парниковых газов, связанных с закупкой энергии и тепла, а в дальнейшем – и по всей цепочке поставок и потребления товаров и услуг (Scope 3), напомнил Якушин. У российских компаний будет возникать вопрос, как им рассчитывать Scope 2, считает он.

Кроме того, международные подходы, как в случае существующих стандартов TCFD, так и новых стандартов МСФО, предполагают, что ESG-данные – это де-факто финансовая информация, потому что показатели, которые включаются в состав отчетности об устойчивом развитии, влияют на финансовые показатели компании. "Один из ключевых моментов и одна из сложностей такого раскрытия – это показать, как именно нефинансовые показатели, и как то, как компания управляет ESG-рисками и возможностями, влияет на финансовые показатели", – сказал Якушин.

Фонд МСФО позиционирует стандарты, которые готовятся к публикации в финальном виде, как прежде всего информацию для инвесторов, отметил он. Между тем рекомендации Банка России по нефинансовой отчетности, вышедшие в 2021 г., исходят из широко используемого сейчас в мире принципа двойной существенности (влияния ESG-рисков и возможностей на результаты финансово-хозяйственной деятельности бизнеса, с одной стороны, и воздействие организации на окружающую среду, общество и экономику, то есть на внешний мир, с другой).

По словам Якушина, Банк России, издавая рекомендации по нефинансовой отчетности, изначально исходил из того, что в будущем компаниям, возможно, придется раскрывать более подробную информацию об устойчивом развитии.

Банк России, продолжая работу в этой сфере, планирует выпустить в 2023 г. рекомендации по формированию стратегий устойчивого развития. Наличие таких стратегий, согласно регулятивным актам ЦБ, является ключевым условием выпуска облигаций, привязанных к целям устойчивого развития.

В мае Банк России, сказал Якушин, планирует опубликовать рекомендации по предоставлению финансовыми организациями для своих клиентов информации о продуктах, связанных с устойчивым развитием. Эти рекомендации направлены на предотвращение гринвошинга и призваны обеспечить полное информирование клиентов.

Банк России также дорабатывает рекомендации по раскрытию информации в области устойчивого развития финансовыми организациями – "аналог того, что мы сделали для ПАО, но с учетом специфики финансовых организаций", рассказал Якушин.

В свое время ЦБ разработал рекомендации по интеграции принципов интегрированного мышления и интегрированного раскрытия в годовые отчеты ПАО, однако отложил публикацию этого документа из-за введенных в 2022 г. ограничений на раскрытие информации. "Если ситуация будет меняться к лучшему, мы эти рекомендации тоже издадим", – сказал Якушин. Этот документ поможет более целостно подходить к подготовке годовых отчетов, чтобы давать в них полную картину того, как компания учитывает интересы всех своих стейкхолдеров.

Созданный в структуре Фонда МСФО Совет по международным стандартам отчетности в области устойчивого развития (ISSB) планирует опубликовать в июне два документа: "Общий стандарт раскрытия информации, связанной с устойчивым развитием" (S1) и стандарт "Раскрытие информации, связанной с климатом" (S2). Документы вступят в силу с января 2024 года и призваны гармонизировать национальные стандарты ESG-раскрытия, при этом, согласно принятому Советом решению, компании смогут в первый год ограничиться полным и качественным раскрытием информации о климатических рисках (S2) по новым правилам, как наиболее актуальной сегодня для рынка.