Закон «О Банке России» мешает ему заниматься инфляцией, поскольку заставляет обеспечивать стабильность валютного курса, сетуют в Центробанке. Отказаться от контроля за курсом мешает низкая конкурентоспособность отечественных компаний. Отпустить курс можно только вместе с улучшением предпринимательского климата.

«У Банка России ограничены возможности управления процентными ставками из-за того, что фиксированный курс вменен законодательством», – заявил глава департамента операций на финансовых рынках Сергей Швецов. «С нынешним законом невозможно управлять денежной массой, инфляционными процессами. Это является узким местом», – посетовал он. И это при том, что, согласно основным направлениям государственно-денежной политики до 2012 года, главная ее цель – снижение инфляции до 9–10% в 2010 году и 5–7% в 2012 году. Переход к управлению инфляцией через ставки – это «политическое решение», напомнил Швецов.

Отпустить рубль в свободное плавание российские власти пока не спешат.

Главные причины – зависимость национальной валюты от цены нефти на внешних рынках, притока и оттока капитала, огромная доля импорта в потребительской корзине и низкая конкурентоспособность отечественных производителей. Так, с начала августа 2008 года, когда война с Грузией в Южной Осетии наложилась на мировой финансовой кризис и падение нефтяных котировок, и до середины февраля, когда Центробанк завершил плавную девальвацию, рубль рухнул по отношению к доллару более чем в полтора раза: с 23,40 до 36,42 рубля за доллар.

С тех пор маятник качнулся вспять. Официальные курсы, установленные Центробанком на сегодня, составляют 29,21 рубля за $1 и 39,39 рубля за один евро. Об опасностях укрепления рубля для отечественных производителей уже предупредил замминистра экономического развития Андрей Клепач: «Та динамика, которая соответствует политике ЦБ на либерализацию, на свободное плавание валютного курса, приведет к существенному укреплению рубля в реальном выражении процентов на 20 за ближайшие два-три года, что резко ухудшает конкурентоспособность практически всех секторов экономики».

О необходимости изменить закон «О Банке России» говорят и в Институте современного развития (ИНСОР), считающемся «мозговым центром» команды Дмитрия Медведева. Авторы доклада «Структурная модернизация финансовой системы России» отмечают, что ценовая стабильность должна быть обозначена как единственная конечная цель денежно-кредитной политики ЦБ, а для этого необходимо уточнить в законе понятие «защита и обеспечение устойчивости рубля». Его следует трактовать как «поддержание покупательной способности рубля, то есть сохранение низкой, устойчивой и предсказуемой инфляции». А чтобы смягчить влияние нефтяных цен на курс рубля, можно перевести в иностранную валюту все платежи в федеральный бюджет, связанные с внешней торговлей, в том числе налог на добычу полезных ископаемых и пошлины. Кроме того, авторы доклада предлагают ЦБ строить политику исходя из необходимости поддержания нулевого несырьевого счета платежного баланса, то есть без учета влияния сверхвыручки сырьевых отраслей.

«Понятие устойчивости рубля очень размыто, но это не означает фиксированный курс. Я не считаю, что у Центробанка есть законодательные ограничения, которые мешают изменить денежную политику», – возражает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. По ее словам, именно переход к контролю за инфляцией в первую очередь позволит обеспечить экономическую стабильность, которая и приведет к стабильному рублю. «Сказав «А», надо говорить «Б». Ведь сначала Гайдар ввел свободное курсообразование, потом Путин отменил валютные ограничения, теперь логично отменить контроль за курсом рубля», – соглашается главный экономист ИК «Ренессанс Капитал» Алексей Моисеев.

Переход к управлению инфляцией должен сопровождаться улучшением предпринимательского климата и ростом конкуренции.

В противном случае переход к плавающему курсу будет иметь большие издержки, предупреждают эксперты. «Если не создавать условия, чтобы бизнес мог развиваться, тогда экономика должна будет поддерживать неэффективные предприятия, которым в условиях плавающего курса будет все сложнее и сложнее развиваться», – заключает Орлова.