Наполовину рыночные отношения

Государство контролирует уже половину экономики России. Такое признание сделал замминистра экономического развития Андрей Клепач. Если учесть неформальные возможности чиновников влиять на бизнес, то доля участия государства гораздо выше, отмечают эксперты.

«Присутствие государства в экономике значительно. Мы оцениваем госдолю в ВВП порядка 45–50%», – заявил Клепач, уточнив при этом, что речь идет о всех формах участия, в том числе о госкорпорациях, долях государства в крупнейших компаниях – «Газпроме», «Роснефти», Сбербанке, ВТБ и других.

Участие федерального правительства в экономике Клепач оценил в 25%. По данным министерства, государственные вложения в экономику составляют 40% от всего объема инвестиций в основной капитал.

Особенно активно увеличивать свое присутствие в экономике российское государство стало в связи с кризисом. И оно не исключение. В среднем в мире присутствие государства в экономике составляет около 30%, сообщил Клепач.

Процесс огосударствления экономики идет по двум направлениям: частные активы берутся государством в залог либо государство входит в уставный капитал проблемной компании. Власти не раз заявляли, что после окончания кризиса и стабилизации экономической ситуации начнется обратный процесс – часть активов будет возвращена собственникам.

Наращивание госдоли в экономике в условиях кризиса вполне оправдано, считает глава комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский. «Ради сохранения рабочих мест можно и нужно преступить абстрактные парадигмы рыночной экономики, но с условием, что после выхода предприятий из кризиса государство устранится из процесса управления ими», – говорит депутат.

«Однако механизма обратной деприватизации никто не обсуждает», – замечает ведущий экономист компании «Ренессанс Капитал» Елена Шарипова.

Бизнес, обратившийся за госпомощью, боится обсуждать и тем более настаивать на условиях возврата собственности, а чиновники и вовсе не заинтересованы развивать эту тему, полагает эксперт.

Когда чиновники говорят, что наращивание госпомощи – это тренд последнего времени и в США, и в европейских странах, то забывают, что там наращивание присутствия государства идет, что называется, с нуля. «В России позиции государства традиционно сильны в экономике, – отмечает Шарипова. – Назвать рыночной экономику, наполовину подконтрольную государству, никак нельзя».

В России рост госучастия в экономике начался не в нынешний кризис, а еще в 2004 году, когда пошли в рост цены на сырьевые активы. «Кризис ни при чем, нынешний уровень огосударствления – это результат политики последних пяти лет», – добавляет ведущий экономист компании «Тройка Диалог» Евгений Гавриленков.

«А как оценить неформальное участие государства в бизнесе, когда госбанкам предлагают не устанавливать процент по кредитам выше, чем на 3% от ставки рефинансирования, или когда премьер предлагает «уточнить» размер торговых наценок? – задается вопросом руководитель департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. – Это вообще не поддается учету, но зато становится понятно, что участие государства в экономике гораздо выше подсчитанного Минэкономразвития».

Усиление позиций чиновников в экономике неизбежно повлечет за собой рост коррупции. «Не говоря уже о низкой эффективности государственного менеджмента», – считает Николаев.

Контроль государства над экономикой через госфинансирование будет только усиливаться, прогнозирует Шарипова. Это будет зависеть от того, как получится справиться с кризисом, возражает Гавриленков.

«Командовать хорошо, когда есть прибыль, когда есть чем делиться, а если компания на грани банкротства, то взять с нее все равно нечего, и госучастие в такой компании сойдет на нет», – прогнозирует эксперт.