Президент Дмитрий Медведев подписал поправки в закон «О несостоятельности (банкротстве)». Теперь производственным компаниям и банкам в преддверии процедуры банкротства будет труднее уклоняться от расчетов с кредиторами и заемщиками.

Дело в том, что до сих пор действующее законодательство не позволяло эффективно оспаривать сделки, направленные на незаконное отчуждение имущества должником в преддверии банкротства.

Судебная практика, как российская, так и зарубежная, показывает, что доказать умысел скрыть имущество путем совершения сделок крайне затруднительно.

В то же время количество заявлений о неисполнении договоров и взыскании задолженности в российских судах продолжает расти.

По прогнозам главы Высшего арбитражного суда России Антона Иванова, число банкротств в ближайшее время возрастет на 30-40%.

Для того чтобы покончить с порочной практикой, в обновленном законе предлагается максимально упростить доказательства недействительности подобных сделок.

Так, например, закон определяет, что «сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после его принятия, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка)».

Кроме того, арбитражным судом может быть признана недействительной сделка, «совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка)».

Сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, «может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований».

Нормы новой версии закона о банкротстве распространяются и на банки. По мнению одного из авторов поправок, председателя комитета Госдумы по собственности Виктора Плескачевского, это значит, что у вкладчиков в случае банкротства кредитной организации появится дополнительный инструмент возврата собственных депозитов. «Данная мера вкупе с деятельностью Агентства по страхованию вкладов существенно повышает интерес к банкам - теперь действия их руководителей при выводе активов коммерческого учреждения будут блокироваться и даже оспариваться задним числом», - поясняет Виктор Плескачевский.

Закон предусматривает также введение субсидиарной ответственности лиц, в частности, руководителя должника, членов совета директоров, контролирующих акционеров должника, которые должны были предпринять, но не приняли надлежащие меры по сохранению имущества должника, а также не подали заявления о банкротстве при наличии признаков неплатежеспособности.