Президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков в интервью «Газете»

Выделяемые правительством и Центробанком триллионы рублей на поддержание ликвидности пока не дали стабилизационного эффекта. Одна из причин - госкредиты не доходят ни до большинства российских банков, ни тем более до реального сектора. Большая часть средств осела в трех системообразующих банках - Сбербанке, Внешторгбанке и Газпромбанке. Нынешняя схема госпомощи может привести к монополизации банковской системы. Президент Ассоциации региональных банков России, депутат Госдумы справедросс Анатолий Аксаков в интервью обозревателю «Газеты» Анатолию Данилову предложил дополнительные меры, которые должны довести наконец госпомощь до большинства кредитных учреждений и предприятий.

- Как вы оцениваете эффективность государственных мер поддержки банковской системы? Правильно ли, что сделана ставка исключительно на три банка?

- Думаю, нет, но через СМИ информация поступала именно так. В результате получился (уверен, что ненамеренно) сигнал клиентам и вкладчикам, что государство делает ставку на три конкретных банка. Сейчас и так сложилась непростая ситуация, связанная с распространением неверной информации о положении тех или иных финансовых институтов. Возникает недобросовестная конкурентная борьба. Распространяются слухи, что у банков, вполне устойчивых, появились проблемы. Такой информацией можно уничтожить любой банк с хорошими капиталами, уважаемыми акционерами, надежной клиентской базой.

- Получается, главная проблема не в том, что правительство выбрало три банка, выделив им средства для борьбы с недостатком ликвидности, а в том, что оно сделало это публично?

- Крупные банки, конечно, нужно было подпитать для системной стабильности, но при этом требовалась адекватная, а может быть, и более существенная поддержка региональных банков. Игнорирование региональной составляющей - это очень серьезная ошибка. Региональные банки не перекачивают деньги за границу, пытаясь заработать на курсовой разнице. Они работают с реальным сектором, с малым и средним бизнесом, более того, они работают более оперативно, потому что знают своих клиентов на местах. Филиалы крупных банков всегда будут оглядываться на головной офис, и решения будут приниматься с большим опозданием, а кредитные заявки - просто тормозиться. Они не будут работать так, как работают самостоятельные региональные банки. Поэтому я считаю, что подходы нужно пересмотреть - выработать критерии, которые учитывали бы региональную составляющую.

- Какие критерии могли бы быть при выборе региональных банков, если они не занимают серьезной позиции в рейтингах?

- Если говорить о международных рейтингах, это не совсем объективный критерий. Пример - Lehman Brothers. Он имел высочайший рейтинг, но обанкротился. На мой взгляд, многие региональные банки просто не стремились получить рейтинги. Они им были не нужны, потому что банки стабильно работали в регионах и не собирались выходить на международные рынки. Что касается критерия, на мой взгляд, все достаточно просто: по оценке ЦБ, есть пять категорий банков. Банки первой, второй и даже третьей категорий могли бы смело претендовать на беззалоговые кредиты или под залог активов банков.

- Недавно была распространена аналитическая записка Счетной палаты, в которой приводились данные, что на российском рынке могут остаться 25-30 кредитных учреждений. Остальным придется пройти процесс консолидации, поглощения или банкротства. Вы разделяете такую точку зрения?

- Такие процессы, в частности консолидации, необратимы, они будут происходить. Но количество банков, которые останутся самостоятельными учреждениями, должен определять рынок, а не воля чиновников. Недопустимо искусственно создавать ситуацию, способствующую слияниям и поглощениям, специально раздувать тему кризиса, чтобы нагнать панику среди населения, чтобы люди кинулись на всякий случай в крупные кредитные учреждения.

- Предположим, что на рынке осталось 25-30 банков. Какие это будут банки?

- Эти банки будут в Москве и Санкт-Петербурге, в регионах - филиалы. Последствия однозначны: монополизация ставок, ухудшение обслуживания. Думаю, придется ставить крест и на кредитовании малого бизнеса.

- Что сейчас должны делать правительство, Центральный банк, чтобы исправить негативные последствия, о которых вы говорите?

- Правительство должно дать жесткие указания трем выбранным банкам поддержать межбанковский рынок и проследить, чтобы выделенные деньги достигли реального сектора экономики. Есть информация, что банки тратят средства на покупку валюты.

Я понимаю, что в условиях кризиса, в том числе кризиса доверия, самое безопасное - вложения в зарубежные инструменты, покупка валюты. Деньги все-таки надо возвращать, это деньги государственные, и надо страховаться. Но они были выделены на разрешение внутренних экономических проблем, а не проблем этих конкретных банков.

Необходимо отстроить четкую систему контроля, чтобы проследить, до какого конкретно банка в регионе дошли средства, какому предприятию выделен кредит. У финансовых властей есть все возможности проконтролировать такое движение средств. Чтобы сдвинуть ситуацию в межбанковском секторе, Центральный банк должен начать хеджировать риски и доля хеджирования должна достигать 90%. При этом можно организовать систему залоговых аукционов, когда в качестве залога принимаются активы банков, причем с дисконтом до 80%, иногда и до 90%.

- Вы являетесь одним из авторов проекта закона о потребительском кредитовании, внесенного в Госдуму. Похоже, он в большей мере защищает банкиров, чем потребителей. В документе предусмотрена норма, позволяющая физическое лицо, кредитозаемщика, отправить в места лишения свободы на срок до двух лет. Не слишком ли сурово?

- Действительно, был подготовлен независимыми юристами-профессионалами законопроект, предполагающий, что лица, представляющие ложные сведения о себе с целью получения кредита и его невозврата, должны нести уголовную ответственность. Хотел бы еще раз подчеркнуть, что эта ответственность предусмотрена только для тех, кто сознательно вводит в заблуждение банк и не собирается возвращать кредит, фактически воруя средства вкладчиков, которые доверили этому банку свои деньги. При этом надо иметь в виду, что проекты законов, изменяющих уголовное право, должны быть согласованы с Верховным судом и правительством, а это долгая история, на месяцы. Так что вся шумиха, поднятая вокруг этой темы, не стоит и выеденного яйца, похожа на провокацию и заказ. Что мы действительно сделали, внеся проект закона о потребкредитовании, - так это защитили заемщиков. Например, проект предполагает, что будет установлено требование к банкам предоставлять абсолютно точную информацию о реальных выплатах по кредиту. Зафиксированы понятия коллекторского агентства и кредитного брокера. Сейчас они действуют на рынке, но их действия законодательно не регламентированы. Интернет пестрит объявлениями черных брокеров: кредит за день, за час, без справок. Нередко это приводит к незаконным схемам, поборам. Вот их ответственность зафиксирована в проекте документа.

- Какая ответственность?

- Административная, поскольку, как я уже сказал, установление уголовной ответственности требует согласования проектов законов с Верховным судом и правительством. Вообще, тема уголовного наказания кредитных мошенников будет рассматриваться после того, как улягутся страсти и появится возможность обсуждать ее без популизма и политизации, с холодной головой и профессионально. Видимо, это произойдет после возврата на траекторию экономики, которая была, например, в прошлом году.

- Каков ваш прогноз относительно того, как будет развиваться кризис?

- Мировой кризис приведет к глубокой структурной перестройке экономик многих стран. Очевидно, эта перестройка затронет и российское национальное хозяйство. Финансовые турбуленции - это только поверхность, за которой не всегда видны сложные тектонические процессы в реальном секторе экономики.

Бизнес только еще осмысливает ситуацию, готовя стратегические решения для развития в новых изменившихся условиях. И если крупному бизнесу трудно с ходу развернуть свою огромную машину в нужном направлении (необходимы многие и многие системные продуманные решения), то малые предприятия быстро приспособятся к этой ситуации. Они будут моментально осваивать возникающие ниши, в том числе обеспечивать производство импортозамещающих товаров и услуг, инновационной продукции. И здесь важно обеспечить систему финансирования малого и среднего бизнеса. Например, эффективной могла бы быть схема: Российский банк развития - региональные банки - малый и средний бизнес. Она в принципе действует, но масштаб маловат. Необходимо его увеличить сначала в десятки, а потом и в сотни раз.

Правительство и Центральный банк сделали достаточно много. Сейчас нужна тонкая настройка механизмов рефинансирования и фондирования банков. ЦБ и ВЭБ этим занимаются. Думаю, мы достигли дна. Через один-два месяца начнется рост. Пока небольшой. На показатели роста 2007 года мы выйдем как раз через год. Уверен, региональные банки выживут в подавляющем большинстве и будут составлять основу финансовой поддержки малого и среднего бизнеса, а значит, благополучия и стабильности страны. Экономика России может выйти из мирового кризиса модернизированной, обновленной и сильной.