Обмен замороженными активами иностранцев и россиян по схеме, которую анонсировали Минфин и ЦБ, в первую очередь может коснуться инвесторов с портфелями до 100 тыс. руб., рассказали РБК два источника на финансовом рынке и подтвердил глава Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) Алексей Тимофеев.

«Обсуждается вариант, что на первом этапе разблокировка, описанная Минфином и Банком России, затронет розничных инвесторов с портфелями до 100 тыс. руб. Это большинство пострадавших от блокировки инвесторов, если иметь в виду их количество. Но мы рассчитываем, что в случае успеха этого этапа на следующем возможность разблокировать активы дадут инвесторам с портфелями больше 100 тыс. руб., которым принадлежит основная часть заблокированных активов», — сказал Тимофеев.

Схема предполагает, что иностранцы купят у россиян заблокированные зарубежные бумаги за деньги со счетов «С». Сам ЦБ 23 августа указал, что она в первую очередь коснется розничных инвесторов. Регулятор не уточнял, будут ли какие-то ограничения по размеру портфеля.

По оценке главы Минфина Антона Силуанова, сейчас заблокированы активы у 3,5 млн российских инвесторов на сумму 1,5 трлн руб. Общую же сумму заблокированных активов (то есть с учетом активов организаций) ЦБ ранее оценивал в 5,7 трлн руб.

Как планируется выбирать инвесторов

Дискуссии о том, как именно будут отбирать инвесторов, которые примут участие в обмене в первую очередь, ведутся давно, отмечает старший юрист коллегии адвокатов Delcredere Евгений Коновалов.

«Одна из распространенных моделей — выпустить розничных инвесторов с небольшими портфелями, которые не могут защитить свои интересы в европейской юрисдикции, оплатив услуги юристов», — объясняет он. По мнению Коновалова, выбор именно этой модели наиболее вероятен в текущих условиях.

С другой стороны, слишком мелкие инвесторы либо не захотят принимать участие в такой сложной и долгой сделке, либо иностранные инвесторы не будут заинтересованы приобретать небольшие пакеты заблокированных бумаг, обращает внимание адвокат, партнер Nektorov, Saveliev & Partners (NSP) Арам Григорян.

Кроме того, российские инвесторы могут быть в принципе не заинтересованы в обмене зарубежных активов на деньги, продолжает эксперт. «Не все инвесторы могут быть рады такому предложению, особенно те, которые ориентировались долгое время на инвестирование в зарубежные рынки. Очевидно, что расчеты будут проводиться в российских рублях, и очень интересно, как будет рассчитываться стоимость ценных бумаг и по какому курсу будут проводиться эти расчеты», — рассуждает эксперт.

Что касается инвесторов с большими портфелями, для них могут быть использованы и другие варианты разблокировки, предполагает Григорян. «Есть крупные иностранные инвесторы, которые в настоящее время пробуют структурировать так называемые сделки своп (обмен активов иностранных инвесторов на активы российских инвесторов). Но в этих случаях речь идет об очень крупных активах, на десятки миллиардов рублей», — отмечает эксперт.

Крупнейшие российские брокеры, которым РБК направил запросы, не прокомментировали возможный механизм отбора инвесторов по существу. «Решение, которое озвучено [Банком России], выглядит привлекательно, и мы ждем больше информации и деталей по тому, как двигаться в представленном плане», — сказал директор брокерского бизнеса «БКС Мир инвестиций» Олег Чихладзе. «От действий иностранных государств пострадали российские розничные инвесторы, не включенные ни в какие санкционные списки, фактически их несправедливо лишили возможности распоряжаться их активами. Защиту их интересов мы поддерживаем и приветствуем», — отметил представитель ВТБ.

«Профучастникам как элементам финансовой инфраструктуры ничего не мешает участвовать в подобных сделках. Более того, такое участие, вероятно, будет обязательным», — сказал РБК руководитель управления развития клиентского сервиса ФГ «Финам» Дмитрий Леснов. При этом размер портфеля, судя по всему, не будет иметь значения, считает он.

Какие сложности могут возникнуть при проведении сделок

Сделки по покупке у россиян ценных бумаг влекут ряд последствий для иностранцев, говорит Коновалов. «В случае обмена у иностранца будут бумаги, которые продолжают учитываться через подсанкционные лица (например, Национальный расчетный депозитарий, который с июня 2022 года находится под санкциями ЕС. — РБК), соответственно, действия с таким активом возможны только на основании разрешения соответствующего европейского регулятора», — объясняет эксперт.

Европейские регуляторы могут выдавать такие разрешения, в том числе и российским лицам. За ними ранее обращались российские брокеры, управляющие компании и частные лица, но пока известно только о единичных случаях одобрения таких заявок. «Возможно, европейцам будет проще получить такое разрешение, однако установленные блокирующим регламентом сроки на подачу заявлений по многим подсанкционным лицам уже истекли или вот-вот истекут», — продолжает Коновалов.

При этом западные чиновники пока ничего не знают о схеме, которую предложила российская сторона, написала Financial Times. По данным издания, никаких переговоров о потенциальном обмене активами сейчас не ведется. Один из источников издания отметил, что детальные обсуждения этой темы вряд ли возможны в ближайшем будущем.

Смена владельца ценных бумаг в подсанкционном депозитарии может быть расценена европейским регулятором как сделка с подсанкционным лицом, которая запрещена в силу санкционного регулирования, что влечет дополнительные риски для иностранцев, предупреждает Коновалов.

Российских нормативных актов недостаточно для того, чтобы этот механизм заработал, так как помимо разрешения российских органов иностранному инвестору необходимо будет получить согласие европейских регуляторов на сделку (речь идет о Казначействе Бельгии, которому подчиняется депозитарий Euroclear, и Минфине Люксембурга, которому подчиняется Clearstream), подтверждает Григорян. Если этих разрешений не будет, активы, которые приобретут иностранцы на деньги со счетов «С», останутся заблокированными в европейских депозитариях.

«Но если между ЦБ и европейскими регуляторами уже есть договоренность о выработке общего механизма работы, то решение вопроса упрощается. Между тем нам неизвестно, чтобы европейские регуляторы выступали в последнее время с подобными инициативами», — заключает эксперт.

Минфин, ЦБ, Euroclear и Clearstream не ответили на запросы РБК.