Председатель «Деловой России», миллиардер Алексей Репик в интервью «Ведомостям» подтвердил, что идея о разовом сборе с бизнеса исходила от бизнеса, который считал windfall tax альтернативой общему повышению налогообложения. Налог исходно планировалось распространить на 20 крупнейших компаний, а попало под него около 1000 менее крупных компаний из «долины смерти»: у них нет льгот для малого и среднего бизнеса и возможности заходить в высокие кабинеты.

Разовый сбор со сверхприбыли компаний (windfall taх) планировался как налог на 20 крупнейших налогоплательщиков, потом на 40, в итоге под него попали более 1000 компаний, рассказал в интервью «Ведомостям» председатель бизнес-объединения «Деловая Россия», миллиардер Алексей Репик. По его словам, платить сбор придется компаниям с оборотом от 2 млрд до 200 млрд рублей — из «волшебной «долины смерти».  

Глава «Деловой России» рассказал, что бизнес-объединение «изначально логику windfall tax полностью поддерживала и поддерживает». Он признался, что в рассказах первого вице-премьера Андрея Белоусова и министра финансов Антона Силуанова о том, что бизнес сам придумал разовый сбор, есть «элемент правды»: windfall tax был альтернативой общему повышению налогообложения. «Почему? Потому что есть компании, которые в 2022 году за счет того, что рынок сошел с ума, начали получать мегадоход», — сказал Репик. 

По словам собеседника газеты, сначала разовый сбор со сверхприбылей должен был касаться 20 крупнейших компаний, потом 40, сейчас «уже чуть ли не 1000 с лишним компаний подлежит этому сбору». Это средние и крупные компании из «волшебной «долины смерти», сказал Репик. Их ежегодный оборот больше 2 млрд рублей — они уже не подпадают под все льготы для малого и среднего бизнеса, добавил он. 

«Но в то же время они и не являются гигантами с оборотами от 200 млрд и не могут позволить себе заходить в самые важные кабинеты», — отметил глава бизнес-объединения. Компании с оборотом от 2 млрд до 200 млрд рублей обеспечивают самое значительное количество рабочих мест в частном секторе, от них по большому счету зависят технологический суверенитет и конкурентоспособность экономики, считает председатель «Деловой России». 

«Верблюд – это арабский скакун, прошедший процедуру межведомственных согласований», — прокомментировал итог обсуждений разового сбора словами бывшего первого вице-премьера Виктора Христенко. Компании, у которых в 2022 году вдвое-втрое упала прибыль, оказываются крупными плательщиками этого налога, сказал Репик. Но есть компании, которые, например, в 2018-2019 годы строили заводы, они сейчас заплатят со своей прибыли в 2021-2022 годы, а не с разницы, добавил он. 

По словам миллиардера, Минфин обещает донастроить механизм сбора ко второму чтению в Госдуме, но «их главный KPI – наполнение бюджета». «В отношениях бизнеса и государства очень важны тонкость и готовность вникать в детали. Это как доктору, который выписывает таблетки, нужно сначала послушать больного», — подытожил глава «Деловой России».

Поправку о зачислении налога на сверхприбыль правительство внесло в Госдуму 7 июня. Кабмин ожидает, что за налоговый период 2024 года федеральный бюджет получит примерно 300 млрд рублей. Ставка налога составит 10%, компании должны заплатить его в начале 2024 года. При уплате налога заранее, с 1 октября по 30 ноября 2023 года, ставка уменьшится до 5%. Госдума в первом чтении одобрила поправки в Бюджетный кодекс, предусматривающие, в том числе, зачисление налога на сверхприбыль бизнеса в федеральный бюджет 21 июня.

Минфин сообщал, что налог не коснется компаний, созданных после 2020 года, а также компаний со средней прибылью до налогов за 2021-2022 годы не выше 1 млрд рублей. Идея ввести налог на сверхприбыль принадлежит бизнесу, а не государству, заявил первый вице-премьер Андрей Белоусов. По его словам, таким образом бизнесмены решили избежать повышения налоговых ставок.