В начале апреля клиенты-физлица, имеющие валютные вклады в Сбербанке, стали активнее сокращать остатки в долларах и евро, конвертируя их в рубли, рассказал РБК Сергей Широков, директор дивизиона «Занять и сберегать» «Сбера». По его оценкам, объем таких операций увеличился в два раза по сравнению со средними значениями первого квартала 2023-го. В первую декаду апреля клиенты Сбербанка переводили из валюты в рубли в среднем $26,7 млн в день.

Этот тренд Широков связывает с ослаблением российской валюты: «За последнее время курс доллара несколько вырос, что всколыхнуло интерес к выходу из этой валюты, потому что длительное время людям было психологически тяжело выходить из валюты с убытком. Например, если они ее когда-то покупали за условные 70 руб. за доллар, а потом курс упал до 50-60 руб. за доллар. После того как курс недавно менялся, это, конечно, простимулировало дополнительные конверсии, выход в рубль. Это не лавинообразная история, но тренд есть — объем конверсий в рубль за последние две недели увеличился в два раза по сравнению с началом года, первым кварталом».

Рубль слабеет к доллару с начала года — на 0,1% в январе, на 7,4% в феврале и на 3,5% в марте, сообщал ЦБ (.pdf). Аналогичная динамика также наблюдается по отношению к евро и юаню. Девальвация ускорилась в начале апреля, следует из данных Мосбиржи: если 30 марта доллар стоил 77 руб., то к вечеру 5 апреля курс приблизился к 80 руб. за доллар, а 7 апреля достиг 83 руб. за доллар. Одновременно рубль упал и к евро (достигал 91 руб. и выше 7 апреля) и юаню (12 руб.). Тренд разворачивался 7 апреля на фоне резкого роста объема торгов на Мосбирже, но в начале новой недели пара USD/RUB вернулась в диапазон 80-82,5 руб. Недавнее ослабление рубля вернуло курс к отметкам конца апреля 2022 года. На пике кризиса в начале марта прошлого года доллар в моменте стоил дороже 120 руб.

На начало 2023 года россияне держали на счетах и депозитах в Сбербанке 18,34 трлн руб., следует из его отчетности по РСБУ. По данным ЦБ, на ту же дату объем средств клиентов-физлиц в банковской системе в целом составлял 36,62 трлн руб. Таким образом, доля «Сбера» на рынке вкладов была чуть больше 50%. В кризис доля валютных вкладов упала вдвое, раскрывал банк информацию в презентации об итогах 2022 года по МСФО (.pdf). «В прошлом году у нас в валюте было чуть меньше 20% пассивов, сейчас менее 10%», — уточнил Широков.

Что происходит у клиентов других банков

В банке «Открытие», Росбанке и банке «Зенит» сообщили, что не фиксировали увеличения интереса валютных вкладчиков к конвертации сбережений в рубль в начале апреля. Представитель «Зенита» добавил, что в этот период наблюдался кратковременный рост спроса клиентов на наличные доллары и евро — на 15% по сравнению с мартом.

«Динамика валютного рынка в начале апреля вызвала рост активности клиентов-физлиц в валюто-обменных операциях. <…> Очевидно, люди реагируют на рост курса доллара и евро и стремятся обменять их по выгодному курсу на рубли», — отметил представитель Промсвязьбанка. По его словам, в первую неделю апреля объем продажи валюты в отделениях банка вырос вдвое. Он не уточнил, что происходило с валютными вкладами и счетами.

В Россельхозбанке не ответили на вопрос РБК о конвертации валютных вкладов, остальные крупные участники финансового рынка не ответили на запрос РБК.

По данным ЦБ, на 1 января россияне хранили на валютных счетах и депозитах $55 млрд. За прошлый год эти остатки сократились на 40,7%, или $37,8 млрд. Доля вкладов в иностранной валюте относительно общего объема розничных пассивов при этом снизилась с 19,9 до 10,6%. Во вторник, 11 апреля, Банк России сообщил в обзоре, что тренд на сжатие остатков в долларах и евро сохраняется.

«Девалютизация продолжается, и кажется, что этот тренд с нами не последний квартал», — отмечает Широков. Но, по его словам, темпы этого процесса уже ниже, чем весной и летом 2022 года. «[Тогда] значительная часть девалютизации происходила за счет снятия средств с валютных счетов. Сейчас это делается через конверсию — через уход в рубль, через уход в более удобные валюты, например юань», — добавляет собеседник РБК.

Характер сокращения банковских пассивов в валюте изменился, соглашается управляющий директор по валидации «Эксперт РА» Юрий Беликов: «Когда разгоняется инфляция, когда возникают непредвиденные расходы, клиенты расходуют сбережения, включая валюту. Но некоторые из них имеют возможность дождаться более выгодного курса конвертации. Это и произошло в апреле».

Текущее фиксируемое поведение клиентов-физлиц можно считать новым трендом, хотя у него есть не только экономические мотивы, считает руководитель лаборатории блокчейн и финтех Школы управления «Сколково» Егор Кривошея: «В большинстве банков спектр услуг, связанных с использованием валюты, сильно ограничен, поэтому клиенты не могут в полной мере использовать накопления, кроме как для конвертации». Снятие наличной иностранной валюты в России до сих пор возможно только в пределах $10 тыс. А валютные переводы могут иметь риски или быть вовсе недоступны, напоминает Кривошея.

Сохранится ли тренд на девалютизацию

Опрошенные РБК эксперты не сомневаются, что тренд на девалютизацию банковских пассивов продолжится в этом году. «Многие банки не заинтересованы в привлечении новых вкладов и текущих счетов в иностранной валюте в связи со сложностями по хеджированию валютных рисков, регулированию валютной позиции, а также отсутствию источников вложения привлеченных валютных пассивов в долларах и евро», — отмечает директор банковских рейтингов НРА Константин Бородулин.

По словам Беликова, темпы девалютизации, зафиксированные в 2022-м, в этом году достигнуты не будут. «Но только потому, что валюты (особенно долларов и евро) осталось относительно немного. При сжатии расчетной базы ниже определенной границы, которая, скорее всего, пройдена, темпы сокращения естественным образом замедляются», — объясняет аналитик. При этом он допускает, что некоторое количество клиентов, которые «удерживают валюту до последнего», все равно останется.

Полная девалютизация пассивов невыгодна и для банков, замечает Беликов: «Возникла бы неопределенность — где занять доллары и евро для закрытия валютных позиций и как расплачиваться по таким заимствованиям. Ведь остаются замороженные активы, номинированные в долларах и евро, и перспективы их погашения остаются неопределенными».