Компания предоставила сведения индивидуального персонифицированного учета в пенсионный фонд. Там обнаружили расхождения между сведениями по сотрудникам (СЗВ) и общим расчетом по начисленным и уплаченным взносам (РСВ). На основании этого компания была привлечена к ответственности по ст. 17 закона № 27-ФЗ за предоставление недостоверных сведений.

Фирма обратилась в суд (дело № А75-1595/2013).

Судами трех инстанций было установлено, что в акте ПФ не указано, какие именно сведения были искажены и недостоверно представлены. Судя по содержанию акта, первичные документы не проверялись, конкретных несоответствий выявлено не было. Поэтому невозможно установить, каким образом фонд рассчитал штрафные санкции.

Кассационный суд указал, что по смыслу нормы ст. 17 закона № 27-ФЗ сумму штрафа следует исчислять не от причитающихся за отчетный год платежей в ПФ за всех застрахованных лиц, а от платежей за лиц, в отношении которых сведения не были представлены либо предоставленные сведения недостоверны. Такой вывод согласуется с правовой позицией ВАС РФ, изложенной в информационном письме от 11.08.2004 № 79.

Таким образом, орган пенсионного фонда должен не только констатировать факт несвоевременного предоставления сведений, либо недостоверность предоставленных сведений, но и обязан определить все элементы состава данного правонарушения, в том числе виновность. В данном случае это условие ПФ выполнено не было.

Исходя из вышеизложенных обстоятельств, суды пришли к выводу о том, что привлечение компании к штрафу является необоснованным.