Защита обществ с ограниченной ответственностью от рейдеров стала слабее. Президиум Высшего арбитражного суда (ВАС) принял решение, которое облегчит смену состава их участников.

Закон “Об обществах с ограниченной ответственностью”, принятый еще в 1998 г., позволяет владельцам ООО максимально “запереть” компанию, говорит адвокат коллегии адвокатов “Юков, Хренов и партнеры” Дмитрий Степанов. Они могут запретить в уставе любое отчуждение долей — продажу, дарение, обмен — без согласия других владельцев (участников). Можно даже установить полный запрет, что порой заводит в тупик конфликты между партнерами: они не могут договориться об управлении, но не могут и “развестись”. Однако в законе не написано, что делать, если устав был нарушен и доли были все-таки отчуждены без согласия всех участников, говорит Степанов: “Не ясно, можно ли признать недействительным договор, который противоречит уставу”.

Подобный спор рассмотрел вчера президиум ВАС. В 2004 г. две владелицы ООО “Светлячок” (занимается торговлей в Верхней Пышме Свердловской области) подарили часть долей неким Ларисе Овчинниковой и Людмиле Тынкачевой. Людмила Ракитина подарила 10%, а Светлана Пылаева, директор фирмы, — 15%. А в 2005 г. за 8000 руб. Пылаева продала Тынкачевой еще 10% своего пакета. При этом они не спросили согласия главного мажоритария — Ривхата Валиева, которому принадлежало 60%. Хотя по уставу “Светлячка” это было необходимо.

Валиев обратился в областной арбитражный суд, потребовав, чтобы “Светлячок” выкупил у Ракитиной и Пылаевой подаренные ими 25% долей. Еще он потребовал, чтобы 10% долей, которые Пылаева продала Тынкачевой, были проданы ему. В 2005 г. суд вынес решение в пользу Валиева, ведь Ракитина и Пылаева письменно не известили его, что намерены расстаться со своими долями. Однако апелляционная инстанция и суд Уральского округа приняли другие постановления. Сами сделки Валиев не оспаривал, он не может понуждать “Светлячок” выкупать доли, решили суды. Сделки противоречат только уставу, но не закону, а при продаже акций Тынкачевой она уже была участником ООО, потому согласие Валиева на продажу ей долей не требовалось.

Дело дошло до ВАС. “Тройка” судей, передавая его в президиум, написала, что прав Валиев. Она решила, что нарушения устава можно “квалифицировать как нарушение закона”. Но президиум не согласился, оставив в силе решение окружного суда. Комментировать процесс Светлана Пылаева отказалась, сообщив лишь, что фирма названа в ее честь.

Мотивировка президиума ВАС пока неизвестна. Возможно, в деле были свидетельствовавшие против Валиева обстоятельства, в силу которых президиум принял такое решение, допускает Степанов. Но возможность надежно “запереть” ООО нужна для их защиты от недружественных поглощений, говорит партнер инвесткомпании “Конструкция” Иван Пешков. ООО до сих пор были самыми труднодоступными, отмечает владелец сайта zahvat.ru Андрей Тюкалов. Теперь их поглощение упрощается. Обычно рейдер ищет участника, который согласится подарить ему долю, а потом уже начинает скупать остальные, рассказывает Пешков. Механизм уже отработан на ЗАО, с его помощью рейдеры обходят право на преимущественное приобретение долей участниками общества, отмечает Тюкалов.

Многие выбирают форму ООО, чтобы контролировать состав участников, отмечает старший юрист адвокатского бюро “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры” Григорий Чернышов. Получается, что закон и суды ограничивают право собственников компаний решать, как они будут управляться, говорит Чернышов. В принятых в первом чтении поправках в закон об ООО установлен полный запрет на выход из ООО, если участники не оговорят иное в уставе, рассказывает Степанов.

Ведомости