Материнскую компанию призовут к ответу за действия «дочек», если удастся доказать, что последние действовали по ее прямому указанию.
Минэкономразвития подготовило пакет поправок в закон «Об акционерных обществах», которые исключают из действующего законодательства «презумпцию невлияния» головного общества на поведение дочерних предприятий. Однако эксперты опасаются, что доказать наличие влияния «матери» на «дочь» без формального закрепления в документах будет весьма проблематично.

Согласно Гражданскому кодексу, основное общество несет солидарную ответственность по сделкам, которые заключаются дочерними по инициативе головной компании, а также субсидиарную — при банкротстве «дочери» по вине «матери». Однако закон «Об акционерных обществах» фактически ввел «презумпцию невлияния» основного общества на действия дочернего. Он установил, что «основное общество имеет право давать дочернему обществу указания для обязательного исполнения только в случае, когда оно прописано в договоре или уставе дочернего общества». В случае доведения «дочки» до банкротства материнская компания понесет субсидиарную ответственность, но только в том случае, если она совершила эти действия, «заведомо зная», что они повлекут неблагоприятные последствия. «В нашей практике часто встречаются невыгодные сделки, руководители предприятий мотивируют это прямыми указаниями материнских компаний, — говорит главный юрисконсульт группы корпоративной практики департамента налогов и права компании ФБК Александр Ермоленко. — К примеру, при реорганизации холдинга из дочерних компаний выводятся наиболее ликвидные активы. Но доказать зависимость принятия решений можно только при наличии договора».

Подготовленные МЭРТ поправки в закон «Об акционерных обществах», текст которых имеется в распоряжении РБК daily, исключают «презумпцию невлияния». Устанавливается, что по любой сделке, заключенной под влиянием основного общества, последнее будет нести солидарную ответственность. «Основное общество, которое имеет право давать обязательные для исполнения указания дочернему, должно нести более четко определяемую ответственность за деятельность контролируемых ею «дочек», за состояние их дел, за скрытые риски, связанные с их деятельностью, — поддерживает идею чиновников партнер юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Антон Ситников. — Введение такой нормы может в конечном итоге способствовать росту привлекательности российского правового поля для совершения сделок, связанных с концентрацией бизнеса».

Однако, как утверждают юристы, в отсутствие документов будет сложно доказать наличие давления «матери» на «дочь». «Даже сейчас большинство обязательных к исполнению указаний дается негласно, как правило, такие решения нигде не фиксируются, — говорит г-н Ермоленко. — В этом случае считается, что «дочка», как самостоятельный субъект, действует по своей воле и в своих интересах».


Предложенный законопроект, по мнению эксперта, дает право судам самостоятельно трактовать, в каких случаях сделка была навязана, а в каких нет. «Суды, как известно, зачастую руководствуются письменными доказательствами, — говорит г-н Ермоленко. — Поэтому в законопроекте желательно уточнить, какие факты влияния будут учитываться при рассмотрении дел, включив в перечень доказательств, к примеру, переписку между руководителями двух структур».

РБК-daily