Романова Светлана Игоревна,
старший партнер группы компаний «Нексиа Пачоли»,
Кандидат экономических наук

Международная дискуссия, инициированная минувшей осенью Еврокомиссией в отношении аудиторов, должна подойти к своему логическому завершению в феврале 2011 года. Итогом этих дебатов может стать одна из самых серьезных за последние годы реформ на аудиторском рынке ЕС. В российском информационном пространстве эта дискуссия практически не освещается, поэтому для российских аудиторов здесь кроется две опасности: либо отечественный аудиторский рынок окончательно отстанет от мировых тенденций, либо игрокам придется в спешном порядке наверстывать упущенное, например, в свете вступления России в ВТО.

Обмен на высшем уровне

Обсуждение новой реформы на аудиторском рынке Евросоюза было начато осенью прошлого года, когда Еврокомиссия опубликовала свой консультационный документ («Green Paper») «Политика аудита: уроки кризиса». К масштабному исследованию, которое традиционно проводится с помощью развернутого анкетирования профессиональных участников рынка, на этот раз были подключены и национальные регуляторы аудиторских рынков стран Евросоюза. Судя по сайту Евромкомиссии, можно сказать, что основные игроки уже высказались. Ряд игроков, и в том числе - британский регулятор - Совет по финансовой отчетности Великобритании (FRC), уже публично озвучили свои комментарии к «Green Paper»; предварительные результаты опроса Еврокомиссии уже известны. А значит, и изменений на законодательном уровне, которые в соответствии со стандартной практикой в ЕС следуют за «Green Paper», можно ожидать уже в ближайшее время.

О том, что Еврокомиссия готовит «Green Paper» в отношении аудиторов, представители ЕС заговорили еще весной прошлого года. «Если о роли крупнейших экономических агентов (банков, инвестиционных фондов, рейтинговых агентств и т.д.) заговорили сразу после начала финансового кризиса, конкретно об аудиторах серьезно не говорили до сих пор”, - отметил тогда комиссар по внутренним рынкам ЕС Мишель Барнье.

Действительно, в тот момент в США шла активная подготовка нового закона о финансовом регулировании, который должен был радикальным образом ужесточить контроль за глобальными банками и рейтинговыми агентствами, в том числе – европейскими (закон Додда-Френка). Таких же радикальных мер в отношении аудиторов американская финансовая реформа изначально не подразумевала, поэтому «Green Paper» Еврокомиссии стал своеобразным ответом на это «упущение» американцев.

Впрочем, не только это. Из комментариев Мишеля Барньера следовало, что регулирование аудиторских компаний не только на национальном, но и на общеевропейском уровне может быть эффективнее, нежели это происходит сейчас, поскольку только так можно обеспечить последовательность осуществления этого процесса во всех странах Евросоюза. Таким образом, ЕС совершенно логично перешел к вопросу о создании панъевропейского аудиторского регулятора.

На подготовку «Green Paper» - «Audit Policy: Lessons from the Crisis» Еврокомиссии потребовалось всего полгода. Основным лейтмотивом этого документа стало создание более эффективных механизмов регулирования аудиторской деятельности, а также поиск способов повышения конкуренции на рынке. Как отметила Еврокомиссия в «Green Paper», на сегодняшний день, когда на долю «Большой четверки» приходится почти 90% листингующихся компаний в мире, неустойчивое положение или сбой в системе внутреннего контроля любой из крупнейших аудиторских фирм, способно самым пагубным образом сказаться на состоянии финансовых рынков в целом.

Ролевые игры

Итак, что же конкретно предложила для обсуждения Еврокомиссия? В частности, в «Green Paper» рассматривается возможность создания такой системы, при которой клиенты аудиторских фирм будут обязаны заключать договор на аудит с двумя независимыми аудиторами. Велосипед, кстати, Еврокомиссия здесь изобретать не стала – во Франции, в частности, действует именно такая система. В результате применения такого подхода происходит кросс-контроль аудируемой компании со стороны двух независимых аудиторов. В свою очередь аудиторы несут солидарную ответственность за достоверность проверенной ими отчетности компании. Выборы аудитора проводятся с помощью открытых тендеров. А периодичность проведения тендеров составляет в среднем 6 лет.

Очевидно, что такая система, с одной стороны, действительно может существенно сократить риск ошибочного заключения со стороны аудитора, с другой - привлечь на рынок не только крупнейших игроков, но и аудиторские компании «второго эшелона». Тем не менее, уже этот вопрос вызвал неоднозначную оценку участников рынка. Например, Совет по финансовой отчетности Великобритании (FRC), опубликовавший свои комментарии к «Green Paper» в декабре минувшего года, высказался против.

Далее, Еврокомиссия выдвинула на обсуждение вопрос о жесткой ротации аудиторов. Настолько жесткой, что обязательную ротацию предлагается ввести не только среди аудиторских фирм, но и внутри фирм – на уровне партнеров. Партнерская система в аудиторских компаниях, при которой партнеры фирмы ведут разных крупных клиентов на протяжении нескольких лет - общепринятая мировая практика. Особенно это распространено в фирмах «большой четверки». Предложение Еврокомиссии сводится к тому, что в случае, если одна из компаний заключает договор с определенным клиентом, то в следующем тендере эта компания участвовать уже не сможет, даже если он перешел на работу в другую аудиторскую фирму. Желание Еврокомиссии учесть все риски вполне объяснимо. Однако с уверенностью можно предполагать, что большинство профучастников выскажется против такого предложения. Невозможность фирмы или партнера участвовать в открытых тендерах наравне со всеми, выглядит дискриминационно.

Между тем, это частности. Глобально, как следует из высказываний экспертов Еврокомиссии в «Green Paper», и то, с чего собственно они начинают свой документ, это то, что, по их мнению, аудитор должен играть более значимую роль в донесении информации до пользователей (акционеров, инвесторов), нежели это происходит сейчас. За этой, казалось бы, общей формулировкой стоит ровно следующее: на текущий момент роль аудитора заключается в том, что проверив отчетность компании, аудитор в своем заключении должен ответить на вопрос – достоверна ли отчетность или нет во всех существенных аспектах. И последнее важно, поскольку утверждать, что отчетность полностью лишена каких бы то ни было ошибок, аудитор не может по определению. В противном случае ему нужно работать вместо бухгалтерской службы компании и делать второй раз бухгалтерский учет с нуля собственноручно. Только в таком случае можно быть уверенным в достоверности отчетности «от» и «до».

Особо отметим, что свое предложение об изменении роли аудиторов Еврокомиссия базировала на том, что аудитор имеет доступ к большому объему дополнительной информации, которую он и мог бы доносить сегодня до пользователей. Однако в проверяемых компаниях существуют внутренние системы контроля, контролирующие органы, задачей которых является выявлять и доносить необходимую дополнительную информацию до пользователей, а аудитор должен подтвердить достоверность и полноту раскрытия информации.

В своих комментариях на этот счет представители международной сети Nexia International отметили, что, соглашаясь с обеспокоенностью Еврокомиссии в отношении существующих рисков и необходимостью сделать выводы из кризиса, они, тем не менее, не могут согласиться с тем, что роль аудитора должна выходить за существующие сегодня рамки. Ответственность за финансовое здоровье компании должен нести менеджмент, а усиление профессионального скептицизма (когда на любой факт в деятельности клиента аудитор должен смотреть с позиции скептицизма) должно достигаться не за счет внешнего аудита, а с помощью усиления роли внутренних контролирующих органов. На мой взгляд, если принимать решение о расширении состава информации, которую должен доносить аудитор до потребителей, то это необходимо делать на законодательном уровне. То есть расширять существующие регламенты, описывающие обязательства аудиторов.

Пан или пропал

В качестве противовеса усилению роли аудиторов Еврокомиссия задала участникам рынка вопрос о возможности ввести запрет на предоставление дополнительных, неаудиторских услуг клиентам, в отношении которых уже проводится аудит. С чем не смог согласиться даже британский аудиторский регулятор, особо отметивший это в своих комментариях. Но несмотря на разницу мнений, которые высказывают участники этой дискуссии, ряд предложений Еврокомиссии поддерживает если не весь рынок, то, как минимум, большинство его участников. Это в первую очередь касается унификации аудиторских стандартов в Европе, как в свое время это было сделано с МСФО.

По мнению участников рынка, создание некой общей платформы для аудиторских стандартов по всей Европе – например, стандартов ISAs, сможет обеспечить наиболее высокий уровень качества проведения аудиторских работ. И риски, связанные с большим разночтением, существующим сегодня при подготовке МСФО, таким образом, будут минимизированы.

Разночтения, кстати, существуют не только в стандартах, но и в сроках окончания финансового года. На текущий момент, в разных странах Европы финансовый год заканчивается в различные месяцы – в Великобритании, в частности, конец финансового года назначает сама аудируемая компания. И хотя Еврокомиссией был поставлен вопрос более жестко – стоит ли сократить сроки подготовки отчетности, которые сегодня достигают полугода между итогом отчетного периода и публикацией? Думается, что многие ответили также, как и Nexia International, которая полагает, что лучшим решением в данном случае станет не сокращение сроков, а их гармонизация.

Если и далее следовать логике, то создание единого европейского аудиторского регулятора, выглядит в данном случае, как само собой разумеющееся. Хотя, в этом вопросе, Еврокомиссия, прежде всего, будет ориентироваться на мнение национальных регуляторов стран ЕС. Первыми, кто поддержал идею создания единого регулятора - European Audit Authority, стали все те же британцы из FRC. Впрочем, здесь строить прогнозы было бы преждевременно, поскольку противников идеи общеевропейского единения, среди самих европейских стран, тоже хватает.

Сейчас участники рынка с нетерпением ждут тех выводов, к которым придет Еврокомиссия по результатам исследования «Green Paper». Тем более что, как видно из всего вышесказанного, обсуждаемая пока реформа европейского аудита, может коренным образом изменить правила игры на этом рынке. В тоже время, европейцам здесь надо отдать должное – вместо того, чтобы прибегнуть к банальному «закручиванию гаек» на рынке, они прежде всего проанализировали ситуацию. Тем более что, как показывает практика, ужесточение требований к аудиторам, чаще приводит не к росту конкуренции на рынке, а наоборот.

Для российского аудиторского рынка, участники которого, кстати, не вовлечены в эту дискуссию, реформа в ЕС может закончиться еще большим отставанием от мировых тенденций в их профессиональной сфере. Несмотря даже на то, что те игроки, которые занимают сегодня большую долю российского рынка – а это фирмы «большой четверки» и ряд международных аудиторских сетей, уже будут работать в Европе по новым правилам.

Особенно очевидным это станет, в случае если в Европе все же договорятся о создании единого госрегулятора. Россия, где государство совсем недавно переложило с себя ответственность за аудиторский рынок на саморегулируемые организации, в этом случае окажется уже не в роли перманентно отстающего, а в роли отставшего, поскольку перед СРО аудиторов сейчас стоят задачи решения общих текущих вопросов и консолидации усилий для организации эффективной системы регулирования аудиторской деятельности на национальном уровне.

Между тем, есть и совсем иной сценарий развития событий, при котором участникам отечественного рынка в срочном порядке потребуется подстраиваться под новые правила игры, на что, в частности, может повлиять, грядущее вступление России в ВТО и последующая интеграция страны в международную торговую систему. Но, несмотря на все сложности, которые последуют за этим, последний вариант все же выглядит предпочтительней, с точки зрения развития профессионального аудиторского рынка в нашей стране.