Во вторник президиум ВАС рассмотрит заявление кипрской Edimax Ltd. к Шалве Чигиринскому. Об этом говорится в решении тройки судей ВАС о передаче дела в президиум Компания пытается наложить арест на московскую квартиру предпринимателя площадью 339,7 кв. м, которая расположена в Романовом переулке. Недвижимость должна послужить обеспечением по иску о взыскании 32 млн. долларов, поданному 7 апреля прошлого года в Лондонский международный третейский суд к компании Чигиринского «Дивието лимитед». Edimax требует 15,8 млн. долларов, которые были недополучены от продажи акций петербургского торгового центра «Пассаж», вернуть займы на 14,6 млн. долларов и проценты за просрочку. Просить ареста личного имущества Чигиринского позволяет его личная гарантия по кредитам, пишет газета "Ведомости".

Столичный арбитражный суд, куда Edimax обратилась в мае 2009 года, отказался арестовать квартиру Чигиринского, посчитав требование «необоснованным». Компании удалось добиться ареста в апелляции, но кассация отменила данное решение, закрыв производство по делу. Суд решил, что спор не относится к разряду арбитражных: иск в лондонский суд предъявлен к гражданину Чигиринскому, который «не является предпринимателем и не занимается экономической деятельностью». Однако тройка судей ВАС в определении о передаче дела в президиум посчитала, что вопрос может рассматриваться арбитражным судом: Чигиринский действовал в интересах своих компаний. А арбитражный суд «обладает компетенцией» для применения обеспечительных мер по делам, рассматриваемым в международных арбитражах, сообщила тройка судей. Кроме того, судьи ВАС приостановили вступление в силу решения кассации, позволявшего супруге Чигиринского продать квартиру.

Стоит отметить, что Чигиринскому к арестам активов не привыкать: в 2009 году Высокий суд Лондона по иску ВТБ арестовал его виллу во Франции, отель «Советский» в Москве, 50% доли в проекте «Новая Голландия» в Петербурге и даже участок в Красной Поляне. Но в РФ имущество предпринимателя не арестовывалось.

Если президиум согласится на арест квартиры Чигиринского, появится важный прецедент, утверждает партнер «Нерр» Илья Рачков, т.к. напрямую законодательство России не допускает исполнения обеспечительных мер по решениям иностранных судов. Исполнять решения международных арбитражей по существу Россию обязывает Нью-Йоркская конвенция 1958 г., говорит он, но в ней ничего не говорится про судебные акты об обеспечительных мерах.

Признанием в России обеспечительных мер по решениям третейских судов озаботилось и Минэкономики. Недавно ведомство разослало письмо по российским посольствам в странах Европы. В нем МЭР просит до 20 апреля предоставить информацию о нормах законодательства европейских стран, которые позволяют выносить обеспечительные меры по решениям международных арбитражей, а также о соответствующей судебной практике.

В письме сообщается, что правительство планирует в этом году внести соответствующие поправки и в российское законодательство. За основу Минэкономики хочет взять типовой закон «О международном торговом арбитраже» комиссии ООН по праву международной торговли в редакции 2006 года. Он разрешает накладывать арест, если есть вероятность, что ответчик не расплатится по иску, и если существует разумная возможность, что истец добьется успеха в тяжбе. Это довольно либеральные правила, которые позволяют принять обеспечительные меры по большинству споров, отмечает Рачков.

В обоих случаях речь идет только о международных арбитражах, иностранных государственных судов они не касаются, подчеркивает Рачков. Он говорит, что решения государственных судов признаются в РФ при наличии соответствующих двусторонних договоров. С Великобританией, как и с большинством других стран, его нет.