Конституционный суд в ходе рассмотрения дела, пришел к выводу, что граждане - получатели ренты, заключают соответствующие договоры ради сохранения уровня жизни, и для многих из них рента - основной источник существования. Исчисление платежей при базовой сумме в 100 рублей, по мнению судей, снижает гарантии социальных прав получателей ренты. Кроме того, оспариваемая норма не позволяет пересматривать размер минимального рентного платежа с учетом индексации, что создает предпосылки к несоразмерному ограничению права собственности и свободы договора.

В итоге Конституционный Суд РФ признал, что оспариваемая норма не соответствует статье 8, частям 1 и 2 ("В РФ гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности", "В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности"), статье 19, частям 1и 2 ("Все равны перед законом и судом", "Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств"), статье 34, части 1 ("Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности"), статье 35, частям 1 и 2 ("Право частной собственности охраняется законом", "Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами") и статье 55, части 3 ("Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства").

Конституционный Суд РФ обязал законодателя не позднее 1 июля 2009 года принять новую норму, "которая будет соответствовать принципам социальной справедливости и гуманности".