Стратегические активы требуют визы Правительства

Иностранцам придется получать разрешение правительства России на сделку со стратегическими активами, где бы она ни совершалась. Еще более жесткие правила для иностранцев ввел Китай и намерена ввести Германия.

С мая, после вступления в силу закона о доступе иностранцев к стратегическим активам, приобретение ими активов в 42 российских отраслях стало возможным только через «визу» правительства. Частному инвестору получать разрешение придется при покупке свыше 50% акций стратегической компании — или 10%, если он покупает недропользователя. Для иностранных компаний, контролируемых государством, условия еще жестче: 25% или 5% соответственно. Новые процедуры добавились к уже существующему антимонопольному регулированию, контроль за ними передан Федеральной антимонопольной службе (ФАС).

По закону даже сделки между иностранными компаниями, предметом которых становятся российские стратегические активы, должны согласовываться с правительством России. Одной из первых с этим положением закона пришлось столкнуться индийской государственной компании ONGC — она покупает 100% британской Imperial Energy, которая владеет нефтяными месторождениями в Томской области. Компании согласились, что сделка не состоится, если до 30 июня 2009 г. ее не одобрят российские власти.

«У нас нет стратегических месторождений», — уверяет представитель Imperial Energy Александра Шубенкова. Запасы компании, по независимой оценке DeGolyer & MacNaughton, — 125,5 млн т нефтяного эквивалента, а чтобы отнести месторождение к стратегическим, запасы должны составить более 70 млн т.

Но начальник управления ФАС Светлана Левченко полагает, что скорее всего сделка будет подпадать под контроль закона об иностранных инвестициях в стратегические отрасли, так что ONGC нужно будет представить бизнес-план по критериям, установленным ФАС.

Если ФАС признает активы Imperial стратегическими, то правительство должно будет запретить сделку, говорит партнер «Нерр Штифенхофер Лутц» Илья Рачков: иностранным госкомпаниям нельзя иметь контроль над российскими стратегическими активами. В таких нестопроцентных случаях ФАС рекомендует подавать заявку на одобрение, знает Рачков: похожая ситуация была у его клиента — американская компания купила немецкую, владеющую в России активами, связанными с продажей взрывчатки.

Контроль за зарубежными сделками иностранцев не российское изобретение, за ними следят и в США, и в Европе, знает партнер Baker & McKenzie Владимир Хвалей.

Но такие сделки трудно отследить, особенно если компании непубличны и используют офшорные «прокладки», а в таком случае эффективность закона будет зависеть от жесткости наказания за уклонение от него, считает Хвалей. По российскому закону покупателю «несогласованного» актива можно запретить голосовать своими акциями, сообщает Рачков, это эффективный механизм. А иные акционеры, желающее лишить иностранных участников права голоса на общем собрании акционеров, могут потребовать признать сделку ничтожной, добавляет старший юрист Gide Loyrette Nouel Мария Минскова.

Установление контроля над иностранными инвестициями — мировая практика, одобряет закон партнер Ernst & Young Александр Ивлев, но, если процесс согласования будет непонятным для компаний, приток иностранных инвестиций может затормозиться.

Меры по ужесточению контроля над прямыми иностранными инвестициями начали обсуждаться в США и странах ЕС в 2006-2007 гг., когда увеличилась активность госкомпаний и суверенных фондов из стран — экспортеров сырья. В США в 2007 г. был принят более жесткий, чем в России, закон, который расширил полномочия комитета по иностранным инвестициям в США до права требовать помощи спецслужб при рассмотрении заявок и признавать сделки ничтожными.

В Китае аналогичный закон действует с 3 августа — и тоже жестче российского. Антимонопольный закон КНР также предусматривает, что анализ может быть произведен в отношении любой сделки, если речь идет о национальной безопасности, говорит Хуан Филипп Ботеро из пекинского офиса Gide Loyrette Nouel. По его словам, китайские власти могут признавать сделки недействительными и накладывать штраф до 500 000 юаней ($73 000). Китай также планирует создать специальную межведомственную комиссию по контролю над иностранными инвестициями. Она будет рассматривать сделки по слияниям и поглощениям между компаниями с общими глобальными продажами $1,5 млрд или продажами внутри Китая не менее $60 млн у каждого участника сделки.

Правительство ФРГ одобрило законопроект о создании немецкого аналога комитета по иностранным инвестициям, который сможет блокировать покупку иностранцами более 25% акций немецких компаний в интересах «национальной безопасности и общественного порядка». Канцлер ФРГ Ангела Меркель объясняла, что необходим контроль за инвестициями госкомпаний и суверенных фондов, суммарные активы которых превысили $3 трлн. В Германии законопроект не предполагает исчерпывающего списка стратегических отраслей, как российский, рассказывает Рачков, и не определяет четких процедур рассмотрения заявок. Бизнес недоволен им и надеется на его смягчение при прохождении через парламент, заключает Рачков.