ФТС задействует дроны в борьбе с запрещённой продукцией.

На борьбу с подсанкционной продукцией государство бросило новейшие силы и средства. Для отслеживания её нелегального ввоза в страну Федеральная таможенная служба (ФТС) использует беспилотную авиацию Росгвардии.

По словам начальника главного управления таможенного контроля после выпуска товаров ФТС России Валерия Селезнёва, этот метод, взятый на вооружение в 2018 году, помогает охватывать те дороги, которые не являются основными трассами: просёлочные, вновь создаваемые пути для возможного проезда машин с «санкционкой».

«Это, конечно, дорогое удовольствие, поэтому задействуем только при необходимости. Нарушители изобретают новые способы — мы тоже не отстаём», — сказал чиновник РИА Новости. 

Экономия времени и «людского ресурса»

По его словам, дальность полёта беспилотников составляет 60 километров в одну и 60 километров в другую сторону, что позволяет «экономить людской ресурс» и время. За два часа можно обследовать 120 километров пути. Селезнёв также добавил, что в отношении перевозчиков, которые когда-либо попадались на ввозе «санкционки», ведётся электронное досье, дающее таможенным органам возможность «обоснованно» остановить для проверки машину потенциального нарушителя. 

Основной поток запрещённой к импорту продукции идёт через границы с Белоруссией и Казахстаном, входящими в Таможенный союз. При этом число постов значительно меньше, чем количество путей проезда. Таможенного контроля между странами нет. По словам Селезнёва, острота проблемы сохраняется: в 2018 году ФТС выявила 7,2 тысячи тонн санкционных товаров, из них 4,7 тысячи тонн было уничтожено таможенниками и подразделениями Россельхознадзора. При этом объём «пущенной под каток» «санкционки», которую пытались ввезти из Белоруссии, составил 4,3 тысячи тонн. 

В октябре 2018 года Селезнёв рассказывал, что контрабандисты, стремясь ввести в заблуждение ФТС, в основном прибегают к перемаркировке товара. Такой товар нельзя назвать санкционным: он не уничтожается, а либо возвращается туда, откуда прибыл, либо передаётся в Россельхознадзор. 

Вечная тема

Вопрос периодических нарушений таможенного режима Белоруссии и России звучит постоянно и на самых разных уровнях. Премьер Дмитрий Медведев в ходе недавней встречи в Алма-Ате с белорусским коллегой Сергеем Румасом представил тому доказательства поставок санкционных товаров через серые каналы с конкретным указанием товара и задействованной в этом компании. А глава Минфина Антон Силуанов заметил в декабре 2018-го, что Москва хоть и считает Минск своим «союзником», в последнее время «доверие потеряно», во многом — из-за продолжающегося ввоза «санкционки».

Оправдывает ли себя в целом идея торгового эмбарго в отношении продуктов из стран Запада, в рамках которого в июле 2015 года вышел указ об уничтожении запрещённой продукции? По мнению старшего аналитика «Финам» Сергея Дроздова, однозначного ответа нет. С одной стороны, раз ввели в 2014 году эмбарго, «его нужно выполнять чётко и по полной программе». В то же время эксперт не видит особых результатов в борьбе с «санкционкой», поскольку, по его словам, имеют место пресловутые коррупционные схемы. 

«Если запрещённая продукция продолжает поступать в страну, значит, кто-то где-то этому способствует. Некогда я имел дело с разными вариантами растаможки товаров и скажу: если всё чётко исполнять, никаких лазеек не остаётся. Без помощи определённых компетентных органов провести что-то через границу достаточно сложно. А беспилотники — дело, безусловно, хорошее: на дворе XXI век, и надо максимально использовать современные технологии», — рассуждает в комментарии для News.ru Дроздов. 

Экономический аспект

Нужно ли бороться с ввозом подсанкционной продукции или нет — это всего лишь вопрос исполнения законодательства РФ, отмечает аналитик компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. Рассматривая экономический аспект ситуации, он напоминает, что с декабря 2014 года по нынешний момент накопленная инфляция составила 30,5%. Из них около 5 процентных пунктов пришлось на продовольственное эмбарго. 

«Если бы эмбарго не было, инфляция выросла бы в меньшей степени. Соответственно, Центробанку пришлось бы меньше её таргетировать и „охлаждать“ экономику. Очевидно, что некоторые российские компании получили преимущество на рынке, но весь положительный эффект был нивелирован ростом цен», — поясняет News.ru Нигматуллин. 

Уничтожение санкционных продуктов в РФ

Отвечая на вопрос, почему «санкционка» по-прежнему легко проникает в Россию, эксперт проводит аналогию с советским опытом: на закате СССР нелегальный импорт пользовался повышенным спросом потому, что внутренняя продукция уже не отвечала запросам населения, а зарубежные товары обладали более высокими потребительскими качествами. 

К слову, ещё три года назад в Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при президенте пришли к выводу: выбор продовольствия в качестве основного оружия в санкционной войне оказался спорным, продэмбарго не дало ожидаемого эффекта. Страны ЕС, США, Канады, Норвегии и Австралии сумели достаточно быстро найти альтернативные рынки сбыта, а их фермеры — компенсировать первоначальные потери. В свою очередь запрещённая продукция стала в больших объёмах поступать в Россию через Евроазиатский экономический союз. 

Как убеждён главный научный сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Василий Узун, невозможно убедить бизнес не ввозить продукты через Белоруссию, он всегда будет искать новые пути и варианты. В 2013 году из Белоруссии поступило 86 тысяч тонн яблок, а вскоре после введения эмбарго — около 400 тысяч тонн, говорит Узун.