ВАС не дал ограничить принцип автономии воли

Президиум Высшего Арбитражного Суда рассмотрел спор латвийского Parex Banka с универмагом "Москва". Решался вопрос о том, как стороны договора, одна из которых — нерезидент, должны были закрепить в нем положение о том, что конфликтную ситуацию они должны разрешить по зарубежному праву. Банк-истец, добивавшийся включения в реестр кредиторов ответчика, считал, что для этого достаточно определенно выраженной воли сторон, отраженной в договоре, а ответчик указывал, что этого мало. В результате ВАС поправил апелляционный и кассационный суды и оставил в силе решение Арбитражного суда города Москвы, принятое в пользу Parex Banka.

Предметом спора (дело А40-26764/2010) стал долг, образовавшийся у ОАО "Универмаг Москва", когда оно поручилось по кредитному договору между Parex Banka и ООО "Афганец", а заемщик по кредиту не расплатился. После того, как "Москва" тоже не рассчиталась с банком, конфликт перешел в суды.

Сначала Арбитражный суд Москвы включил требование Parex Banka на 566 млн руб. в реестр требований кредиторов ОАО "Универмаг Москва", но позже это решение было отменено Девятым арбитражным апелляционным судом. Апелляция указала, в частности, сославшись на ст. 190 ГК РФ, что договор поручительства, в котором отсутствует указание на срок действия, прекращает его спустя год после требования о погашении задолженности. В случае с Parex Banka этот срок приходится на 15 июля 2009 года, между тем банк обратился в суд с требованием включить его в реестр требований кредиторов только в июне 2010 года.

Федеральный арбитражный суд Московского округа также отверг требование Parex Banka, и тот подал надзорную жалобу в ВАС. Банк заявил в ней о том, что апелляция и кассация должны были применить нормы латвийского законодательства в вопросе о сроке действия поручительства, на которое есть ссылка в договоре поручительства, а апелляция, хотя и обратила внимание на этот пункт договора, но отметила, что в нем нет четкого указания на то, что обе стороны согласны разрешать возникающие между ними конфликты по латвийским законам. В заявлении, поданном в Президиум ВАС, банк утверждает обратное и указывает, что закон не выдвигает требований к терминологии оговорки о применимом праве. Кроме того, по мнению Parex Banka, суды не применили так называемые "сверхимперативные" нормы права – то есть применяемые независимо от выбранного права, и это тоже является основанием для пересмотра судебных решений.

"Позиция судов апелляционной и кассационной инстанций выглядит, по меньшей мере, странно: стороны недвусмысленно указали на правовые акты, которые должны применяться к их отношениям. Трудно себе представить, как иначе можно истолковать рассматриваемое положение договора о выборе применимого права, кроме как отсылку к нормам, которые стороны рассчитывали применить", — сказал "Право.Ru" перед началом судебного заседания юрист юридической фирмы "Некторов, Савельев и Партнеры" Александр Киселев.

Удивительным вывод апелляции и кассации показался и Дмитрию Лобачеву, представлявшему сегодня Parex Banka. "Мотивы судов неизвестны, так как ни в одном акте нет обоснования выводрв", — сказал он на заседании. К нему у членов президиума был единственный вопрос: Татьяна Нешатаева попросила пояснить происхождение санкций, которые банк также пытается взыскать. Непонятным оказалось, почему в расчете требований по иску указываиись две суммы неустойки — 7,9 млн руб. и 78,7 млн руб. Кредитор не мог установить размер требований больше первоначального, а разницу, образовавшуюся из-за скачков курса евро пришлось указывать дополнительно, объяснил Лобачев.

У его оппонента Сергея Сухарева, представлявшего "Москву", основных возражений было два. Он заявил о том, что между сторонам не было принято отдельного соглашения о применении латвийского закона, и этот сразу же довод вызвал особый интерес у зампреда ВАС Василия Витрянского:

- Правильно ли я понимаю вашу мысль, что если в самом договоре имеется условие о применимых правовых актах в Латвии, то этого недостаточно, требуется отдельное соглашение в виде отдельного документа?

- Должно быть четко прописано соглашение о том, что применяется материальное право Латвийской республики, в том числе к условиям его прекращения, — последовал уклончивый ответ.
Кроме того, Сухарев сказал, что требование кредитора не подлежат удовлетворению, так как они основываются на прекратившемся поручительстве.

- Действительно ли деньги поступали от Parex Banka [в ООО "Афганец" — прим. ред.] и сегодня не возвращены ни в какой форме? — решила уточнить Татьяна Нешатаева.

- Да, однако с момента наступления условия договора по возврату [от "Афганца" банку — прим. ред.], прошло много времени, в том числе и год, установленный нашим законодательством, в течение которого должны были быть предъявлены требования. Однако [они] предъявлены не были, — ответил Сухарев.

- Можете ли вы подтвердить, что у кредитора [Parex Banka — прим. ред.] был бы контроль на собрании кредиторов (74% — прим. ред.), если бы он участвовал в нем? — задал последний неудобный вопрос Витрянский.

- Да, он основной, — пришлось ответить представитель универмага.

В итоге ВАС, судя по всему, пришел к выводу о необоснованности принятых 9ААС и ФАС МО постановлений – эти судебные акты были отменены, а определение АСГМ, принятое судьей Натальей Спаховой, оставлено без изменения. Насколько совпадет аргументация банка и президиума ВАС, станет известно позднее, когда будет опубликована мотивировочная часть решения.