Во второй половине года курс рубля может резко вырасти

Российские чиновники предупреждают: во второй половине года курс рубля может резко вырасти. Высокие цены на нефть и ожидаемый приток капитала могут привести к возвращению курса российской валюты к докризисному уровню.

Прогноз

О том, что уже в этом году доллар может стоить 24–25 руб., сказал замминистра экономического развития Андрей Клепач. «Есть риски большего укрепления рубля, чем у нас заложено в прогноз. Они очень высокие», — признался чиновник. Согласно официальному макропрогнозу, правительство рассчитывает на среднегодовой курс в 28,4 руб. за доллар в 2011 году и в 27,9 руб. за доллар в следующие два года.

Но если во втором полугодии цены на нефть останутся на уровне $115–120 за баррель и будут сопровождаться притоком капитала, рубль к концу 2011 — началу 2012 года, вероятнее всего, существенно укрепится, объяснил Клепач. Сейчас, по словам замминистра, более вероятен сценарий, при котором нефть дешеветь не будет. Базовый прогноз на 2011 год рассчитан исходя из цены на нефть в $105 за баррель.

Укрепление национальной валюты обернется прежде всего ростом импорта и дефицитом счета текущих операций, предупредил Клепач. В январе-марте, по оценке Центробанка, профицит счета текущих операций составил $31,8 млрд — на 4,5% меньше, чем в январе-марте 2010 года. При этом импорт увеличился на 40,9%, до $64,4 млрд.

До сих пор Минэкономразвития прогнозировало, что отрицательным сальдо текущих операций станет в 2014 году. Теперь же, по оценкам Клепача, укрепившийся рубль может сдвинуть сроки ухода счета текущих операций в минус на конец 2012 года.

Кто выиграет, кто проиграет

Основным пострадавшим от укрепления рубля может оказаться промышленность, говорит главный экономист Deutsche Bank в России Ярослав Лисоволик. Ужесточение конкуренции с дешевым импортом скорее всего ослабит позиции обрабатывающих отраслей. Для компаний-экспортеров укрепление рубля тоже имеет негативный эффект — снижается выручка в рублях, отмечает Лисоволик.

Зато сильный рубль поможет в борьбе с инфляцией — это один из основных инструментов в борьбе с ростом цен, напоминает Лисоволик. За день до заявления Клепача о том, что борьба с инфляцией приоритет по сравнению с борьбой с чрезмерным укреплением рубля, говорил и министр финансов Алексей Кудрин. «Несмотря на то что мы в условиях высоких цен стоим перед выбором <…>, все-таки снижение инфляции я считаю более важным показателем, обеспечивающим низкую кредитную ставку», — объяснял Кудрин. Низкая инфляция, напоминал он, — фундаментальный фактор для роста кредитования, для увеличения инвестиций и сбережений населения.

Многое будет зависеть от того, какую политику выберет Центробанк, считает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. ЦБ либо позволит рублю укрепиться, чтобы замедлить инфляцию, либо попытается затормозить этот процесс, чтобы не допустить ухудшения финансовых позиций экспортеров. «Если абстрагироваться от предвыборного разделения, кто важнее — производитель или конечный потребитель, то, конечно, рост потребительских цен сейчас гораздо более проблемный индикатор, с которым что-то нужно делать», — говорит Орлова.

Лоббисты слабого рубля

Российская валюта серьезно недооценена: по сути, 25 руб. за доллар — это справедливая цена, которая обеспечивает баланс интересов всех участников экономической деятельности, считает экономист BNP Paribas Юлия Цепляева. Но ждать столь серьезного укрепления позиций рубля уже через полгода точно не стоит — хотя бы потому, что прогнозы притока капитала даже на фоне высоких цен на нефть могут не оправдаться. «Статистика показывает, что за год до президентских выборов отток капитала обычно усиливается, вряд ли этот год станет исключением», — рассуждает Цепляева.

Представители промышленных кругов всячески намекают правительству, что допускать чрезмерного укрепления рубля не стоит, отмечает Цепляева. О том, что некоторых представителей бизнеса беспокоит укрепление рубля, недавно рассказывал и председатель Центробанка Сергей Игнатьев. Среди «некоторых» он, в частности, назвал гендиректора UC Rusal Олега Дерипаску (цитата по Интерфаксу). Последний еще в апреле 2008 года жаловался президенту Дмитрию Медведеву на то, что темпы укрепления российской валюты ничем не оправданы, и их никто не может объяснить.

Руководитель РСПП Александр Шохин на прошлой неделе предлагал определить коридор колебаний рубля и посмотреть, какие инструменты есть для поддержания курса, «чтобы он по стенкам коридора не бился слишком сильно, чтобы голова не болела у отечественных производителей». А владелец «Реновы» Виктор Вексельберг признавался, что «безусловно, экспортеры заинтересованы в определенном ослаблении рубля, но это должно быть осмысленно».

Не бойтесь!

Премьер Владимир Путин, к которому были обращены заявления бизнеса, в понедельник лаконично заявил, что России нужен предсказуемый, обоснованный курс национальной валюты для защиты интересов и населения, и производителей. Клепач вчера объяснял, что понятия справедливого курса в экономике нет — оно условно. Можно попытаться оценить курс, который будет более устойчивым и благоприятным для промышленности и сельского хозяйства, но называть его справедливым не стоит: это просто «определенный баланс».

Ярослав Лисоволик из Deutsche Bank отмечает, что рисовать только мрачные перспективы не стоит: давление со стороны укрепившегося рубля на промышленность может привести и к положительным результатам. Чтобы конкурировать с импортом, предприятиям придется повышать производительность труда и эффективность использования мощностей.

«Все-таки 24–25 руб. за доллар — слишком неправдоподобно», — скептична Юлия Цепляева из BNP Paribas. При сохранении высоких цен на нефть такого результата можно ждать через 2–2,5 года, не раньше. «Пока же чиновники традиционно живут в своих собственных мирах, а прогнозы слишком далеки от реальности», — заключает она.