Представляя в Госдуме обновленный вариант "Основных направлений денежно-кредитной политики на 2011-2013 годы" (ОДКП), глава Банка России Сергей Игнатьев предварительно оценил чистый отток иностранного капитала за январь-октябрь 2010 года в $21 млрд.

В документе ЦБ, одобренном депутатами, отток за весь год предполагается в $22 млрд, и часть аналитиков считает, что прогноз может в целом оправдаться, поскольку всплеск оттока может объясняться аккумулированием компаниями средств на выплаты по внешнему долгу — $28 млрд до конца 2010 года.

Последними изменениями в ОДКП, внесенными ЦБ в середине ноября 2010 года, оценка чистого оттока капитала в 2010 году увеличена с $8 млрд до $22 млрд. "За последние два месяца отток даже усилился и, по предварительным оценкам, составил $8 млрд",— отметил глава ЦБ. За десять месяцев чистый отток капитала оказался на уровне, ожидаемом ЦБ на конец года. Но интереснее объяснение господином Игнатьевым природы оттока. "За последние два месяца чистые иностранные активы банковского сектора не увеличились — оттока через их изменение не произошло. Похоже на то, что нефинансовые организации в последние два месяца заметно увеличили свои иностранные активы",— заявил Сергей Игнатьев, хотя в последнем варианте ОДКП ЦБ одним из основных факторов роста спроса на валюту называют погашение внешних долгов компаний и банков.

Возможность того, что основной спрос на валюту, провоцирующий отток капитала, компании создают не с целью платить по внешним обязательствам, а с целью инвестировать за границу, уже обсуждалась "Ъ" с экономистами на фоне роста инвестиций в традиционные российские офшоры во второй половине 2010 года — аналитики HSBC и "ВТБ Капитала" ее подтверждали (см. "Ъ" от 16 ноября). "Пока у меня полной информации (об иностранных активах нефинансовых корпораций.— "Ъ") нет, меня это тоже беспокоит",— заметил вчера глава Банка России.

Алексей Моисеев из "ВТБ Капитала" вчера подтвердил свой вывод о том, что основной причиной роста оттока капитала из РФ является нефинансовый сектор, сославшись на данные платежного баланса за третий квартал 2010 года: при оттоке из банков $6 млрд из компаний утекло $10 млрд. В росте оттока в сентябре-октябре 2010 года он усматривает "большую коррупционную составляющую": "Московская ситуация (отставка Юрия Лужкова.— "Ъ") напугала коррупционеров". Олег Солнцев из Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) считает, что "тему выборов в этом контексте рассматривать слишком рано". Сергей Улатов из представительства Всемирного банка в РФ (ВБ) также не поддерживает тезис о прямой связи увеличения оттока капитала с покупками зарубежных активов компаниями: "Если активы и покупались, то явно не в таком количестве". "Волатильность капитальных потоков в 2010 году в отличие от недавнего времени в большей степени определялась платежами по внешнему долгу",— считает он. Олег Солнцев отмечает: "Сопоставление данных главы ЦБ с банковской отчетностью за октябрь свидетельствует, что вывод о росте иностранных активов компаний явно преувеличен. Оценки скорее "бьются" со статистикой за третий квартал".

В ЦМАКП и "ВТБ Капитале" говорят о чистом оттоке иностранного капитала в октябре 2010 года на уровне $5 млрд, при этом в ЦМАКП оценивают рост чистых активов иностранных банков в октябре 2010 года в $3,2 млрд. "При этом $1,1 млрд из $3,2 млрд связан с поведением клиентов банков, увеличивавших депозиты в валюте",— поясняет Олег Солнцев. Если даже учесть, что большая часть из оставшихся $1,8 млрд приходилась на рост иностранных активов компаний (население также активно покупало валюту), их сложно считать главной движущей силой оттока.

В ЦМАКП рост чистых иностранных активов банков в октябре связывают с пиком выплат по внешнему долгу компаний в ноябре-декабре 2010 года — по оценкам господина Солнцева, это порядка $28 млрд. Он считает, что чистый отток капитала по итогам 2010 года не превысит $23 млрд. "Компании вполне могут рефинансироваться",— считают в ЦМАКП. "Видимо, внешний долг корпоративного сектора возобновил рост, хотя и сдержанный",— заметил вчера и господин Игнатьев. Сергей Улатов ожидает максимум $32 млрд чистого оттока по итогам года, оценивая возможности компаний по рефинансированию скромнее.