Что будет с рублем в 2010 году? Является ли скачок курса российской валюты в начале этой недели признаком формирования на рынке новой тенденции, или речь идет лишь об эффекте «накопленного спроса»?

Ответы на эти вопросы – в анализе тех событий, которые рублю пришлось пережить в течение 2009 года. А год выдался для рубля сложным. За 12 месяцев он пережил резкое падение, несколько месяцев «болтания», период стабильного роста и, под занавес, снова неспокойные времена.

«Девальвация-2009»

Главным событием ушедшего года для рубля стала зимняя девальвация. Правда, предпосылки для нее были заложены еще в конце 2008 года: 7 декабря министр финансов РФ Алексей Кудрин объявил, что рубль слишком укреплен, и его необходимо ослабить. Первые активные продажи российской валюты начались еще до того, как куранты на Кремлевской башне возвестили о наступлении «года быка». Но устойчивая тенденция к падению курса российской валюты сформировалась все-таки позже – в период с января по март 2009 года, когда рубль «просел» с отметки в 29,3916 рублей, зафиксированной по состоянию на 1 января, до отметки в 36,2284, установленной по итогам торгов 4 марта 2009 года.

Впоследствии было много рассуждений о том, была ли нужна «зимняя» девальвация, кто выиграл, а кто проиграл от нее. Уже после стабилизации ситуации на валютном рынке эксперты выработали, в общем, согласованную позицию по этому вопросу. Девальвация, безусловно, пошла на пользу сырьевым отраслям экономики: предприятиям, работающим в этих отраслях и ориентированным на экспорт, «крепкий» рубль объективно вредит, сокращая их прибыли. Кроме этого, девальвация помогла компаниям финансового сектора, в первую очередь, банкам, которые получили возможность переоценить свои активы с учетом ослабления позиций рубля. Из-за этого по итогам первого квартала года отчетность многих крупнейших участников национальной банковской системы оказалась совсем неплохой.

Кто проиграл? Прежде всего, люди, чьи рублевые доходы и сбережения обесценились в результате девальвации. Правда, они выиграли в том смысле, что девальвация предотвратила очередную волну банковских банкротств и, как результат, очередную «встряску» банковской системы.

Более очевидным, как считают эксперты, является проигрыш от девальвации предприятий, работающих в несырьевых отраслях экономики. Сценарий 1999 года, когда резкое ослабление рубля «запустило» процесс импортозамещения, не повторился. По мнению экс-главы Центрального Банка России Сергея Дубинина, произошло это потому, что в 1999 году в российской экономике имелись так называемые «недозагруженные» производственные мощности. На сегодняшний день картина с теми же мощностями иная, и поэтому девальвация уже не дала, и не могла дать такого же позитивного для экономики эффекта, как 10 лет назад.

Слабый доллар и лояльные россияне

Впрочем, причина, как подчеркивают аналитики, не только в этом. Нынешняя девальвация оказалась менее глубокой, чем «девальвация-1998» потому, что она не была поддержана рядовыми россиянами. Переток рублевых сбережений в долларовые в первом квартале года, конечно, имел место, однако он не носил такого массового характера, как после «черного августа» 1998 года.

Опять-таки в силу очевидных причин. Десять лет назад доверие россиян к доллару было почти безграничным. К 2009 году картина изменилась. Доллар стабильно терял в весе на протяжении шести последних лет, начиная с 2003 года. Слухи о том, что его заменит либо загадочная «межамериканская» валюта «амеро», либо динар Персидского залива, либо совсем уж туманная «нефтевалюта», будоражили рынки с завидным упорством. Стоит ли после этого удивляться тому, что даже в самый пик девальвации нашлись люди, которые не стали спешно «сбрасывать» рубли!

Еще один момент, объективно смягчивший падение курса рубля в начале 2009 года – изменившаяся модель поведения россиян. Она была принципиально иной, чем в 1998 году: тогда люди были приучены копить и откладывать деньги на «черный день», а не тратить их на товары разной степени срочности. За годы же кредитного «бума», как подчеркивают специалисты, в российском обществе сформировалась потребительская модель поведения. Поэтому у значительной части населения на момент наступления кризиса сбережения были уже вложены в покупку квартир, машин, других дорогостоящих товаров.

Результатом всех этих факторов стала, как уже говорилось выше, слабость «зимней девальвации». К середине марта рубль перестал сдавать позиции, а в мае-июне начал потихоньку подниматься по отношению к доллару. Пик «рублевого реванша» пришелся на осенние месяцы, когда на финансовых рынках возникла эйфория по поводу так и не наступившей «второй волны» кризиса. Свою лепту в процесс укрепления рубля внесли и высокие цены на нефть, и продолжающееся ослабление позиций доллара по отношению к большинству мировых валют, и вновь активизировавшиеся слухи о создании некоей «нефтевалюты» (к которой, кстати сказать, по неподтвержденной информации, могла бы присоединиться и Россия). В результате, курс рубля за три осенних месяца поднялся с 31,8397 (на 1 сентября) до 29,0687 (на 1 декабря). То есть, он превысил отметку, с которой начинал неспокойный 2009 год.

Дубай, которого не было?

А потом наступил Дубай. Для развивающихся рынков, для их валют, и для рубля тоже. Новости о том, что на гране банкротства оказался инвестфонд Dubai World, контролирующий американского ритейлера Barneys New York, британскую компанию морских перевозок P&O, транснационального оператора морских портов DP World, а также инвесткомпанию Istithmar и сеть казино MGM Mirage, в буквальном смысле слова потрясли мир. И заставили рубль резко сдать позиции: падение курса национальной валюты в первую неделю декабря оказалось не менее резким, чем в дни, когда власти страны официально объявили о начале столь необходимой для всех девальвации.

Позже стало модным писать, что «казус Дубая» продемонстрировал всему миру хрупкость экономической стабилизации и слабость развивающихся рынков, к числу которых и по сей день относится Россия. Однако, если посмотреть на последствия дубайских событий для рубля, то приходится признать – ничего сверхординардного не произошло. Затруднения, возникшие у арабского инвестфонда с погашением долгов, были использованы спекулятивно настроенными участниками рынка, которые хотели зафиксировать прибыль после достаточно продолжительного периода роста курса доллара. Они это сделали. Но обвала рубля не произошло, в том числе и потому, что снова «не состоялся» массовый сброс рублевых сбережений россиянами. К 16 декабря рубль снова вплотную приблизился к отметке в 30 рублей, хотя в разгар «Дубая» его курс опускался до 30,6-30,7 рублей.

Тигр будет ласковым и щедрым?

Все случившееся с рублем в 2009 году дает основания полагать: «год Тигра» будет для российской валюты не таким уж страшным. Во всяком случае, подавляющее большинство экспертов полагает, что «пациент скорее жив, чем мертв» - рубль, скорее, будет укрепляться, чем отступать под натиском доллара. Так, глава ВТБ24 Михаил Задорнов уверен в том, что российскую валюту поддержит и «высокая нефть», и приток иностранного капитала в Россию.

Последнее весьма вероятно на фоне прогнозов ведущих мировых банков о том, что в 2010 году наиболее высокие темпы экономического роста будут демонстрировать как раз страны с развивающимися рынками. Не далее, как 14 января свое видение дальнейшего развития событий обнародовал инвестиционный банк Merrill Lynch, ставший в результате кризиса подразделением Bank of America. По прогнозам аналитикам этой финансовой организации, акции крупнейших российских банков будут в 2010 году одними из наиболее привлекательных среди бумаг кредитных учреждений развивающихся стран Европы, Ближнего Востока и Африки. А это значит, что интерес к ним со стороны портфельных инвесторов будет весьма высоким – так же, впрочем, как, возможно, и интерес стратегических инвесторов к российским банковским активам в целом. Сейчас, по мнению экспертов, на рынке складывается ситуация, когда купить банк в России можно по разумной цене, без завышенных коэффициентов и на выгодных для покупателя условиях.

Впрочем, как обычно, наряду с оптимистичным прогнозом (цена на нефть 70 и выше долларов за баррель, рост интереса к российским «голубым фишкам») есть и пессимистичный прогноз. Его авторы не исключают возможности удешевления «черного золота» до 50-55 долларов за баррель, или даже еще большего падения цены. Что грозит рублю в этом случае? – Ослабление до отметки в 35-37 рублей за доллар, прогнозируют аналитики.

А что будет, если удешевления нефти не произойдет? Если ее среднегодовая цена будет зафиксирована на уровне в 70 долларов за баррель, или окажется даже выше? Если котировки нефтяных контрактов, в соответствии с некоторыми прогнозами (например, банка Goldman Sachs) устойчиво пойдут вверх, к утраченным в результате кризиса уровням в 90-100 долларов за баррель? Тогда вполне вероятным, по мнению экспертов, является укрепление рубля по сравнению с нынешними уровнями.

Насколько сильным оно будет? «При цене на нефть в 70 долларов курс доллара понизится до 23 рублей, ВВП упадет где-то на 2,5%, а инфляция будет 7,4%», — считает Валерий Миронов, главный экономист Центра развития.

При более дорогом «черном золоте» давление на курс доллара может быть еще более значительным. Допустит ли Центральный Банк, который остается главным игроком на российском валютном рынке, резкое укрепление рубля?

События 2009 года – например, осенние месяцы, когда ЦБ не раз выходил на рынок с валютными интервенциями, чтобы охладить пыл «поклонников рубля» - говорят о том, что вероятность такого развития событий невелика. И что гораздо более вероятно то, что 2010 год все-таки не станет годом бурного укрепления позиций национальной российской валюты.

Анастасия Скогорева, главный редактор «Национального банковского журнала, для РИА Новости.