Вчера президент России Дмитрий Медведев успел перед вылетом в Швейцарию подписать два указа, регламентирующих проверку достоверности деклараций о доходах, предоставляемых федеральными чиновниками, руководителями госкорпораций и фондов, а также доходах и имуществе членов их семей.

Указы появились в развитие антикоррупционных законов, принятых в декабре Госдумой, и серии предыдущих указов Медведева о необходимости подачи деклараций, появившихся весной и летом этого года. Проверять сведения будут специально созданные подразделения кадровых служб госорганов, причем увеличение штатов не предусмотрено.

Глава администрации президента Сергей Нарышкин пояснил, что проверка должна производиться выборочно на основании письменных данных, предоставленных налоговой службой, правоохранительными органами, Общественной палатой РФ, руководящими органами партий или всероссийских общественных организаций. Нарышкин уточнил, что информация анонимного характера не станет основанием для проверки.

Согласно указам руководитель госоргана вправе уволить чиновника или отказать в приеме на работу претенденту в том случае, если в поданной ими декларации выявлены подтасовки или пробелы.

Как полагает гендиректор центра антикоррупционных исследований и инициатив " Трансперенси Интернешнл — Р " Елена Панфилова, самым принципиальным становится вопрос о том, кто будет проверять самих проверяющих. Поскольку руководитель отныне наделяется только правом, но не обязан выгонять подчиненного за недостоверную декларацию, то этот фактор сам по себе рискует превратиться в повод для коррупции. " А кто будет проверять самих руководителей? — спрашивает Панфилова. — Ведь это должны быть кристально чистые люди " .

Нынешние кадровики, по мнению эксперта, не готовы к проверкам достоверности деклараций. "То, чему обучены кадровые службы, категорически разнится с тем, что от них теперь потребуется, — заявила Панфилова "Газете". — Этому важно научить, чтобы гарантировать полноту сбора информации, непредвзятость и обязательную подотчетность. Процесс проверки очень трудоемкий, особенно в такой коррумпированной стране, как Россия. Но лет через 10—15 он, надеюсь, будет отработан".